Читать рассказ «Я в Марсопорте без Хильды»

Айзек Азимов

Аннотация

Входит в сборник Девять завтра



Предисловие

Это рассказ в стиле Джеймса Бонда, написанный до того, как я услышал о Джеймсе Бонде.

Те, кто читал мои произведения, знают, что я никогда не пользуюсь греховными мотивами в своих рассказах. Можете судить по остальным рассказам в этой книге.

Но один издатель - не буду называть его имени - однажды сказал мне, что подозревает, что я не включаю в свои рассказы любовные сцены, потому что не способен их написать. Естественно, я отверг это предположение со всем презрением, какого оно заслуживало, и сказал в сердцах, что только моя прирожденная чистота и высокая нравственность удерживают меня от этого.

Так как на его лице отразилось явное недоверие, я сказал:

- Я вам покажу. Напишу научно-фантастический любовный рассказ, но не для публикации.

Но оказалось, что это тоже рассказ-загадка, и мне он так понравился, что я решил его опубликовать.

Он показывает, на что я способен, если захочу. Просто дело в том, что обычно я не хочу этого.

Рассказ

Все началось как сон. Я ничего не организовывал, ни к чему не притрагивался. Просто смотрел, как все делается само собой. Может, уже тогда мне следовало ощутить приближение катастрофы.

Началось все с моего обычного месячного перерыва между заданиями. Месяц на задании и месяц отдыха - таково обыкновение Галактической Службы. Я добрался до Марспорта, где нужно было три дня ждать короткого рейса на Землю.

Обычно Хильда - Боже благослови ее, лучшей жены не было никогда, ждала бы меня здесь, и мы спокойно и прекрасно провели бы время. Правда, Марспорт - дьявольская дыра и не подходит для прекрасного проведения времени. Но как это объяснить Хильде?

Но на _э_т_о_т_ раз моя теща - Боже благослови ее, для разнообразия заболела за два дня до того, как я достиг Марспорта, и в ночь перед посадкой я получил космограмму от Хильды. Она сообщала, что останется на Земле с матерью и на этот раз не встретит меня.

Я ответил выражениями любви и сожаления, а также искренним выражением тревоги по поводу ее матери, потом посадка, и вот я здесь.

Я _в _М_а_р_с_п_о_р_т_е _б_е_з _Х_и_л_ь_д_ы_!

Пока все еще ничего, понимаете? Пока только рама от картины, кости женщины. Надо нанести цвета и линии на холст, нарастить кожу и плоть на кости.

Поэтому я позвонил Флоре - (Флора - редкий эпизод из прошлого) и с этой целью использовал видеобудку. Черт возьми все расходы, вперед на полной скорости!

Я считал, что десять к одному ее на месте не окажется, она занята, ее видеофон отключен, она умерла, наконец.

Но она оказалась на месте, видеофон не отключен, и она совсем не выглядела мертвой.

Выглядела она лучше, чем когда бы то ни было. Возраст не может изменить ее бесконечного разнообразия. И одежда, которая на ней была, вернее, которой на ней почти не было, помогала этому.

Рада ли она мне? Она воскликнула:

- Макс! Сколько лет прошло!

- Знаю, Флора. Свободна ли ты? Потому что угадай. Я в Марспорте без Хильды.

Она снова воскликнула:

- Замечательно! Так иди ко мне!

Я вытаращил глаза. Это уж слишком.

- Ты хочешь сказать, что ты свободна?

Вы должны понять, что Флора не бывает свободна без предварительной договоренности. Такая уж она красотка.

Она ответила:

- Ну, у меня есть одно не очень важное свидание, Макс, но я об этом позабочусь. Приходи немедленно.

- Иду, - счастливо ответил я.

Флора - такая девушка... Вот что я вам скажу. В ее квартире марсианское тяготение, 0,4 земного. Машины, избавляющие от марсианской псевдогравитации, дорого стоят, конечно, но говорю вам, дело того заслуживает, а платить ей никогда не было трудно. Если вы когда-нибудь держали в объятиях девушку при тяготении в 0,4 земного, вам объяснения не нужны. А если не держали, мне вас жаль. Тут никакие объяснения не помогут.

А еще говорят о ходьбе по облакам...

И имейте в виду, девушка должна знать, как управляться в низкой гравитации. Флора знала. О себе я не говорю, понимаете, но Флора не стала просто бы так приглашать меня к себе, срывая другие свидания. Даже если бы была свободна. Но она никогда не бывает свободна.

Я кончил разговор. Только перспектива увидеть ее во плоти - и в какой плоти! - заставила меня стереть изображение с экрана так быстро. И вышел из будки.

И именно в этот момент, в это самое мгновение первый порыв катастрофы долетел до меня.

Первым порывом оказалась лысина отвратительного Рога Кринтона из Марсианского отделения, лысина эта возвышалась над бледно-голубыми глазами, бледно-желтым лицом и светло-каштановыми усами. Тот самый Рог Кринтон, со славянской линией предков, о котором все, кто занят полевой работой, думают, что его второе имя Сукин Сын.

Я не встал на четвереньки и не начал биться лбом о пол, потому что отпуск мой начался в ту минуту, как я сошел с корабля.

Со своей обычной вежливостью я сказал:

- Какого дьявола тебе нужно? Я спешу. У меня свидание.

Он ответил:

- У тебя свидание со мной. Есть небольшая работенка.

Я вслух рассмеялся и со всеми анатомическими подробностями указал, куда он может отправиться со своей работенкой. И даже предложил помочь деревянным молотом. Я сказал:

- Я в отпуске, приятель.

Он ответил:

- Тревога первой степени, приятель.

Что означает: никаких отпусков и все прочее. Я не верил своим ушам.

- Вздор, Рог. Имей сердце. У меня у самого тревога первой степени.

- Ничего подобного.

- Рог, - взмолился я, - неужели больше никого нет? Кого угодно?

- Ты единственный агент класса А на Марсе.

- Пошли на Землю. В штаб-квартире агенты валяются грудами.

- Нужно закончить до одиннадцати утра. А в чем дело? У тебя нет трех часов?

Я почесал в голове. Этот парень просто _н_е _з_н_а_е_т_. Я сказал:

- Мне нужно позвонить.

Подошел к будке, посмотрел на него и сказал:

- Разговор личный.

Флора снова засверкала на экране, как мираж на астероиде. Она спросила:

- Что-нибудь случилось, Макс? Не говори, что что-то случилось. Я отменила все свои встречи.

Я сказал:

- Флора, деточка, я буду. Обязательно буду. Но тут подвернулась одна вещь.

Она обиженным тоном задала естественный вопрос, и я ответил:

- Н_е_т_. Не другая девушка. Когда ты в городе, никаких других девушек быть не может. Особи женского пола, возможно. Но не девушки. Детка! Милая! Это дело. Подожди немного. Я быстро.

Она сказала: "Ну, ладно", но сказала таким тоном, будто не все ладно, и у меня появилось дурное предчувствие.

Я вышел из будки и сказал:

- Ну, хорошо, Рог Сукин Сын, что за месиво ты для меня приготовил?

Мы пошли в бар космопорта и взяли изолированную кабину. Он сказал:

- "Антаресский гигант" прибывает с Сириуса через полчаса, в восемь по местному времени.

- Прекрасно.

- Среди прочих пассажиров сойдут трое и будут ждать "Пожирателя пространства". Он приходит с Земли в одиннадцать и сразу вслед за этим отправляется к Капелле. Трое взойдут на борт "Пожирателя пространства" и окажутся вне нашей юрисдикции.

- Ну и что?

- Между восемью и одиннадцатью они будут находиться в особой комнате ожидания, и ты будешь с ними. У меня есть их объемные изображения, ты их узнаешь и будешь знать, кто есть кто. Между восемью и одиннадцатью ты должен решить, кто из них проносит контрабанду.

- Что за контрабанда?

- Худшая из возможных. Видоизмененный спейсолин.

- В_и_д_о_и_з_м_е_н_е_н_н_ы_й_ спейсолин?

Он меня поразил. Я знал, что такое спейсолин. Если вам приходилось совершать космические перелеты, вы тоже знаете. А если вы никогда не покидали Землю, скажу, что абсолютно все нуждаются в нем в первом полете, почти все - в первых десяти полетах и очень многие - вообще в каждом полете. Без него - головокружение, связанное с невесомостью, кошмары, постоянные психозы. А с ним - ничего, вы просто ничего не замечаете. И он не вызывает привыкания, у него нет никаких побочных эффектов. Спейсолин идеален, необходим, незаменим. Если сомневаетесь, примите спейсолин.

Рог сказал:

- Совершенно верно, видоизмененный спейсолин. Его можно химически изменить, реакция простая, может быть проведена в любом подвале, и он превращается в наркотик сильнейшего действия. Вызывает привыкание после первого же приема. Наравне с самыми опасными алкалоидами.

- И мы только что это узнали?

- Нет. Служба давно это знает, и мы удерживали эти сведения от распространения, И нам всякий раз удавалось. Но на этот раз дело зашло слишком далеко.

- Каким образом?

- Один из этих троих, которые делают здесь пересадку, несет видоизмененный спейсолин на себе. Химики в системе Капеллы за пределами Федерации, они проанализируют его и найдут способ синтеза. И нам либо придется бороться с самой большой угрозой наркотиков, либо запретить сам источник.

- Ты имеешь в виду спейсолин?

- Да. А запрет спейсолина - это запрет на космические полеты.

Я решил перейти к делу.

- И у кого же из троих этот наркотик?

Рог противно улыбнулся.

- Если бы мы знали, зачем нам тогда ты? Тебе придется это узнать самому.

- Ты хочешь, чтобы я занимался грязной работой? Обыскивал их?

- Только дотронься до одного из них, и тебе срежут волосы по самую гортань. Каждый из троих большой человек на своей планете. Это Эдвард Харпонастер, Иоаким Липски и Андиамо Ферруччи. Ну?

Он прав. Обо всех троих я слышал. Вероятно, вы тоже. В_л_и_я_т_е_л_ь_н_ы_е_, очень влиятельные люди, и ни одного нельзя тронуть без веских доказательств. Я сказал:



Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Восторг неопытного издателя

Рассказ, в гротескной форме обыгрывающий соревнование двух исключительно плодовитых писателей-фантастов - Айзека Азимова и Роберта Силверберга.

Подробнее
Штрейкбрехер

Стив Ламорак, социолог с планеты Земля, прибыл на крошечную по своим размерам планету Элсвер, чтобы изучить, как им удалось добиться высокого развития культуры и науки. На первый взгляд всё казалось утопичным. Общество было обеспечено всем необходимым благодаря постоянной переработке и п ...

Подробнее
Все грехи мира

В данном рассказе Мультивак - исполинский компьютер, который за 50 лет своего существования заполонил собой весь Вашингтон с предместьями и протянул свои щупальца во все большие и малые города мира, на его обеспечение работают главные отрасли промышленности. В отместку Мультивак обеспечи ...

Подробнее