Читать рассказ «Полукровки на Венере»

Айзек Азимов

Аннотация

Входит в сборник Ранний Азимов



Влажная сонная атмосфера всколыхнулась и с воем уступила насилию. Обширное плато трижды содрогнулось, когда массивные яйцевидные снаряды, пришедшие из глубокого космоса, соприкоснулись с ним. Грохот посадки, отразившись от гор, вздымавшихся на одном краю плато, эхом докатился до буйных зарослей на другом; и снова все погрузилось в молчание.

Один за другим с лязгом открылись три люка; нерешительно, поодиночке стали появляться человеческие фигуры. Сперва настороженно, потом с нетерпением и ликованием люди делали первые шаги в новом мире, пока пространство вокруг кораблей не оказалось заполнено их толпой.

Тысяча пар глаз жадно всматривались в окружающее, тысяча ртов возбужденно переговаривались. И тысяча белоснежных хохолков футовой высоты грациозно зашевелилась на ветру чужого мира.

Твини высадились на Венере.

Макс Скэнлон устало вздохнул:

- Вот мы и добрались! - Он отвернулся от иллюминатора и тяжело опустился в кресло. - Они счастливы как дети... и я не могу осуждать их за это. Мы вступили в новый мир - мир, который целиком принадлежит нам одним - и это великое событие. Но это только начало, и впереди у нас трудные дни. Я почти испуган. Этот проект так хорошо начался, но как же тяжело будет довести его до конца...

Ласковая рука легко коснулась его плеча, и он крепко сжал ее, улыбнувшись голубым глазам, вопросительно и нежно смотревшим на него.

- Скажи, Мэдлин, а ты не боишься?

- Вот уж нет! - восторженность ее тут же сменилась печалью. - Вот только... если бы отец был с нами! Ты... Ты же знаешь, он значит для нас гораздо больше, чем для остальных. Мы... Мы были первыми, кого он взял под свое крыло, помнишь?

Они смолкли, погрузясь в воспоминания. Макс вздохнул:

- Помню его в тот день, сорок лет назад... поношенный костюм, трубка, все прочее. Он пригласил меня в гости. Меня, презренного полукровку. И... и он нашел мне тебя, Мэдлин!

- Я помню, - на глазах у нее навернулись слезы. - Но ведь он остался с нами, Макс, и всегда с нами будет... здесь, и вот здесь.

Ее рука прикоснулась сперва к собственной груди, потом к груди Макса.

- Эй, папа, лови ее, лови!

Макс обернулся на голос старшего сына как раз вовремя, чтоб успеть подхватить стремительно несшийся к нему комочек трепыхающихся рук и ног. Он поставил девчушку перед собой и с серьезной миной спросил:

- Отдать тебя назад папе, Элиза? Он тебя зовет.

Малышка восторженно затопотала ножками.

- Нет, нет! Я хочу с тобой, дедуля! Я хочу, чтобы ты посадил меня на плечи, а потом и я, и ты, и бабуля пошли бы гулять по этим красивым местам!

Макс повернулся к сыну, суровым жестом указывая на дверь:

- Убирайся быстрее, никудышный отец. Пусть старый дед расплачивается за тебя и на этот раз.

Артур улыбнулся.

- Только внимательно присматривай за ней, ради всего святого. Едва она выбралась из ракеты, нам с женой пришлось устроить на нее настоящую охоту. Мы держали ее за воротник, чтобы не убежала в лес. Разве не так, Элиза?

Услышав это, Элиза неожиданно вспомнила о давней обиде.

- Дедуля, скажи ему, что мне хочется поглядеть на эти маленькие деревца. А то он меня не пускает, - она выскользнула из рук Макса и побежала к иллюминатору. - Ты только посмотри туда, дедуля, только посмотри! И там деревья, и там! И совсем снаружи не темно. Мне так не нравится, когда снаружи темно, а тебе?

Макс подался вперед и ласково взъерошил мягкий белый хохолок девчушки. - Да, Элиза, мне тоже не нравится, когда там темно. Но и тогда была не совсем полная тьма, а отныне никакой тьмы вообще не будет. А теперь лети к бабушке. Она специально для тебя придумает какое-нибудь пирожное. Так что вперед - и бегом!

Он с улыбкой проследил за удаляющимися фигурами жены и внучки, но когда он повернулся к сыну, глаза его вновь стали серьезными.

- Итак, Артур?

- Да, папа!

- Нельзя терять время, сынок. Мы должны немедленно приступить к строительству. Подземному строительству.

- Подземному? - Артур отшатнулся, и на лице его появилось испуганное выражение.

- Раньше я молчал, но это вопрос жизни. Любой ценой мы должны исчезнуть из поля зрения Системы. На Венере тоже есть земляне... чистокровные. Правда, их немного, но от этого они не изменились. И они не должны нас обнаружить - по крайней мере, до тех пор, пока мы не подготовимся ко всему, что может нас ожидать. А на это потребуются годы.

- Но подземные жилища, отец! Жить, как кроты, вдали от воздуха и света! Нет, мне это не по душе.

- Какая чушь! Не стоит излишне драматизировать. Жить мы будем на поверхности. Но энергостанции, запасы пищи и воды, лаборатории - все должно находится под землей и быть неуязвимым. - Старый твини раздраженно отмахнулся от этой темы. - Забудь об этом до поры, до времени. Я хочу поговорить кое о чем другом, о чем мы уже однажды спорили.

Глаза Артура застыли, уставившись в потолок. Макс поднялся и опустил руку на мускулистые плечи сына.

- Мне уже шестьдесят, Артур. И сколько я еще протяну, не знаю. В любом случае, лучшие годы уже прошли, так что будет разумнее, если я передам руководство более молодому, более энергичному человеку.

- Все это сентиментальная болтовня, отец, и ты это знаешь. Среди нас нет никого, достойного припасть к твоим сандалиям, и никто даже секунды не станет слушать никаких планов о назначении преемника, пока ты жив.

- Я не собираюсь просить их слушать меня. Это ни к чему... новым вождем станешь ты.

Молодой человек отрицательно покачал головой.

- Ты не можешь заставить меня сделать это против воли.

Макс досадливо улыбнулся.

- Боюсь, ты увиливаешь от ответственности, сынок. И обрекаешь своего бедного старого отца на тяжкий труд, на ношу, которую он со своими скудными силами уже не в силах нести.

- Отец! - последовало неуверенное возражение. - Но ведь это же не так. Ты же так не думаешь. Ты...

- Попробуй опровергнуть. Посмотри-ка на это следующим образом. Нашей расе необходимо активное руководство, обеспечить которое я не способен. Я всегда буду рядом, чтобы дать совет, - пока я жив; но с этих пор инициатива должна исходить от тебя.

Артур нахмурился, с трудом подбирая слова:

- Хорошо, раз ты так ставишь вопрос. Я беру на себя должность фельдмаршала. Но помни, что верховный главнокомандующий - ты.

- Отлично! Теперь давай-ка отметим это событие, - Макс открыл шкаф, достал из него коробку и украдкой извлек из нее пару сигарет. Потом вздохнул. - Запасы табака почти исчерпаны, а нового не будет, пока мы не вырастим свой, но... покурим в честь нового руководителя.

Голубой дым клубами поплыл вверх. Сквозь его завесу Макс взглянул на сына.

- А где Генри?

- Понятия не имею, - усмехнулся Артур. - Я не видел его с момента посадки. Но зато я могу сказать, с кем он.

- Мне это тоже известно.

- Пока светит солнце, с детьми всегда будут хлопоты. Думаю, пройдет не так уж много лет, отец, и ты сможешь баловать вторую партию внучат.

- Если они будут такими же славными, как первые трое, то я согласен. Надеюсь дожить до этого дня.

Отец и сын нежно улыбнулись друг другу и молча прислушались к приглушенным звукам счастливого смеха сотен твини, доносившимся снаружи.

* * *

Генри Скэнлон склонил голову набок и поднял руку, требуя тишины.

- Слышишь звук бегущих волн, Айрин?

Девушка, стоявшая рядом, кивнула:

- Где-то там.

- Пойдем посмотрим. В той стороне перед самой посадкой блеснула река. Может, это она и есть.

- Наверное, но нам следовало бы вернуться назад, к кораблям.

- Чего ради? - Генри остановился, удивленно взглянув на нее. - Мне казалось, ты будешь рада размять ноги после многих недель, проведенных на борту.

- Ну, там может быть опасно.

- Только не здесь, на возвышенностях, Айрин. Венерианские плато - это, практически вторая Земля. Сама можешь убедиться, что это лес, а не джунгли. Даже если бы мы находились в прибрежных районах... - он резко замолчал, точно вспомнив о чем-то. - К тому же, что тебе бояться? - И он похлопал по висящему у бедра тониту.

Айрин подавила невольную улыбку и бросила лукавый взгляд на своего хвастливого спутника.

- Я прекрасно знаю, что ты со мной. Но в том-то и опасность

- Очень мило... - Генри нахмурился. - И это награда за мое хорошее поведение...

Он побрел дальше, печально размышляя о чем-то своем, потом жестом указал на деревья:

- Они напомнили мне, что завтра день рождения Дафны. Я обещал ей подарок.

- Подари ей корсет, - последовал быстрый ответ. - Этой толстухе!

- Кто толстуха? Дафна? Хм-м... я бы так не сказал, - он тщательно обдумывал ответ, испытующе поглядывая на спутницу. - Нет, я бы скорее определил ее... как бы точнее выразится... как "очаровательную пышку". От нее так и пышет уютом.

- Она толстуха, - не столько сказала, сколько прошипела Айрин, и ее личико исказилось от ревности, - и глаза у нее зеленые!

Девушка проскользнула вперед и пошла, вздернув подбородок, прекрасно сознавая, что фигура у нее грациозная.

Генри ускорил шаг и догнал ее.

- Я, конечно, всегда предпочту тощую девицу.

Айрин повернулась к нему, стиснув маленькие кулачки.

- Я не тощая, ясно тебе, нелепая, глупая обезьяна!

- Но, Айрин, почему ты решила, что это я про тебя? - голос его звучал серьезно, но глаза смеялись.



Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Нашли!

Вокруг Земли вращались четыре компьютеризированных спутника, руководившие всеми космическими взлетами и посадками, совершаемыми с планеты. В рассказе рассматривается совсем не обычная точка зрения на инопланетное вторжение. «Чужие» здесь практически незаметны глазу, но от этого они не пе ...

Подробнее
Вокруг Солнца

Полет на Меркурий занимал очень длительный срок, так как необходимо было делать большой крюк вокруг Солнца. Ученые смогли изобрести силовое поле, которое нейтрализует Солнечную радиацию и снабдили этим устройством космический корабль. Теперь осталось только провести испытания.

Подробнее
По-своему исследователь

Херман Чаунс и Аллен Смит открыли две планеты-соседки в необозримом космосе. Высадившись на одной из них, они увидели стройные ряды удивительных растений, обслуживаемых какими-то животными. На второй планете была та же картина, но здесь животные были другой породы. На пути к родной плане ...

Подробнее