Читать рассказ «Точка возгорания!»

Айзек Азимов

Аннотация

Входит в сборник Ветры перемен и другие истории



Предисловие

Так уж получилось, что я не только профессиональный писатель, но и профессиональный оратор. Я произношу речи (за деньги) вот уже тридцать лет, причем довольно успешно. Существует некая организация, которая выпускает ежегодник под названием «Как найти нужного лектора»; разные агентства рекламируют в нем свои услуги (и можете не сомневаться, что среди них – и мой агент). Выпуск 1981 года решили открыть рассказом и, разумеется, подумали обо мне.

Я согласился, сочтя это приятным сочетанием двух своих карьер, в январе 1981 года написал рассказ «Точка возгорания!», и он был опубликован. Так как рынок распространения ежегодника весьма ограничен, я с удовольствием предлагаю этот рассказ здесь, для более соответствующих ему читателей научной фантастики.

Рассказ

Давайте разберемся, – сказал Энтони Майерс, наклоняясь через стол к человеку, сидевшему напротив. – Ваш компьютер не пишет речи?

– Нет, писать будете вы. Или кто-нибудь другой. – Николас Енсен сохранял спокойствие.

Это был маленький человечек, очень аккуратно одетый, в старомодном вязанном галстуке – и его нисколько не смущало, что он живет в мире, где все носят свитера.

– Мне удалось разработать систему, состоящую из слов, фраз и предложений, которые оказывают влияние на определенные группы людей, в зависимости от пола, возраста, национальности, языка, профессии, места проживания и тому подобное, – продолжал Енсен. – Если вы сможете достаточно подробно охарактеризовать аудиторию, к которой собирается обратиться ваш оратор, то я сумею снабдить вас необходимыми деталями, которые нужно будет включить в речь. Чем больше мы узнаем об аудитории, тем точнее моя компьютерная программа выдаст ключевые слова и фразы. Они будут вплетены в речь…

– Но смогут ли… будет ли речь иметь смысл?

– Тут многое зависит от ловкости того, кто эту речь станет произносить; впрочем, на самом деле решающего значения это не имеет. Если вы просто будете колотить в барабан, то добьетесь того, что сердца и ноги собравшихся начнут отбивать вместе с барабанными палочками единый ритм – необходимо только отыскать точку возгорания. Смысл аналогичен мелодии, но барабану вовсе не обязательно ее играть; вполне достаточно определить ритм. Ну а что касается мелодии… конечно, нужно постараться, чтобы она присутствовала, но главное – ритм. Вы меня понимаете?

Майерс почесал подбородок и задумчиво посмотрел на своего собеседника:

– А вы уже пробовали раньше?

Енсен коротко улыбнулся:

– Только неофициально. Для своих. И все же я прекрасно разбираюсь в том, о чем говорю. Я охлолог…

– Как вы сказали?

– Я изучаю психологию толпы. До меня, насколько я знаю, никто еще не пытался компьютеризировать эту проблему.

– И вы уверены, что это должно сработать – в теории.

– Нет, я надеюсь только, что это может сработать – в теории.

– И хотите поставить эксперимент на мне. А что, если ничего не получится?

– Вы в любом случае ничего не потеряете. Я ведь не беру с вас денег. Для моей работы это будет полезно, а что касается вашего человека, то у него нет никаких шансов, если вы не прибегнете к моей помощи.

Майерс тихонько постучал по столу костяшками пальцев:

– Послушайте. Я хочу вам кое-что пояснить относительно моего человека. Он выглядит весьма впечатляюще. У него отличный голос. Он доброжелательный и симпатичный. Если с ним обращаться должным образом, из него может получиться исполнительный директор крупной компании, или посол, или президент Соединенных Штатов. Проблема состоит в том, что у него плохо с мозгами и он нуждается во мне, чтобы восполнить этот пробел. Но ему нужно научиться выступать так, чтобы никто из аудитории не догадался, что за эффектным фасадом скрывается пустота. А вот этого-то он и не может сделать, даже если я напишу для него прекрасную речь. Он не в состоянии произнести ее так, чтобы произвести впечатление умного человека. Вы думаете, вам удастся написать речь лучше, чем мне?

– Не лучше. Просто появятся определенные гарантии. Возможно, я сумею научить его нажимать на нужные кнопки и зажигать людей.

– Что вы имеете в виду?

– Точка возгорания. Неужели непонятно, что это значит? У всякой толпы есть такая точка, однако каждый раз нажимать на нее следует по-разному.

– Вполне возможно, что вы пытаетесь всучить мне страшную липу, мистер Енсен. Нет такой речи, которую бы не испортил простофиля.

– Наоборот. Простофиля может произнести ее куда лучше, чем вы, потому что ему не надо думать самому. Могу я с ним встретиться? Если, конечно, вы решили воспользоваться моими услугами.

– Надеюсь, вы понимаете, что все сказанное здесь не подлежит разглашению.

– Конечно. Учитывая, что я надеюсь продавать свою программу, мне и самому необходимо соблюдать строгую секретность.

Барри Винстону Блоку еще не исполнилось сорока. В молодости он играл в баскетбол в одной из низших профессиональных лиг. Благодаря этому ему без особых усилий удалось закончить колледж на Среднем Западе, а потом достаточно успешно заниматься мелкой торговлей. Он производил весьма благоприятное впечатление – не столько потому, что был красив, а из-за того, что в нем чувствовались какая-то внутренняя сила и уверенность. Волосы тронула ранняя седина. У него была манера закидывать голову и улыбаться удивительно располагающей улыбкой.

Обычно у собеседника уходил примерно час на то, чтобы понять: за дружелюбием скрывается лишь дополнительное дружелюбие.

В данный момент Блок чувствовал себя паршиво. С тех самых пор как он связался с Майерсом, он постоянно ощущал в себе неуверенность. Он хотел продвигаться вперед; его тайным желанием было стать конгрессменом, а иногда ему казалось, что из него получится отличный проповедник; проблема заключалась в том, что он нервничал, когда оказывался среди большого скопления людей. После того как он пускал в ход свою замечательную улыбку, приходилось говорить – а сказать ему было нечего.

И никто так не смущал его, как этот маленький человечек с глазами-буравчиками, который сидел, сохраняя полную неподвижность, пока Блок читал свои речи. Было совсем непросто выступать перед настоящей аудиторией – кто-то постоянно шуршал, кашлял, явно недовольный тем, что он еще не закончил. А этот маленький человечек – Блоку с трудом удалось запомнить, что его зовут Енсен, – никак не реагировал на его слова, что ужасно раздражало.

Нет, на самом деле он реагировал – причем всегда одинаково: неизменно давал для чтения другую речь. И каждый раз она немного отличалась от предыдущей и нравилась Блоку, но он чувствовал, что у него что-то не получается. Это вызывало у него грусть и, в некотором роде, стыд.

Манускрипт, который вручили ему в этот день, произвел на него жуткое впечатление.

– А зачем там все эти значки?

– Ну-ну, Барри, – Майерс всегда говорил с Блоком успокаивающим голосом. – Мистер Енсен сейчас тебе все объяснит.

– Это указания. Вам придется их выучить, это совсем не трудно. Тире означает паузу, подчеркивание соответствует тому, что эти слова нужно выделить. Стрелка, направленная вниз, показывает, что вы должны понизить голос; стрелка, направленная вверх – повысить. Волнистая стрелка, направленная вниз, означает выражение презрения; волнистая стрелка, направленная вверх – следует повысить голос в гневе. Круглые скобки соответствуют короткой улыбке; двойные скобки – усмешка; тройные – необходимо рассмеяться. Однако нельзя громко хохотать. Черта над словом означает, что ваше лицо должно принять мрачное выражение. Звездочка…

– Я не смогу все это запомнить, – перебил его Блок. Майерс, сидевший у Блока за спиной, начал энергично кивать, показывая, что он с этим совершенно согласен.

Однако Енсен ничуть не смутился:

– Потренируетесь и запомните. Ставки велики, стоит немного потрудиться.

– Давай, Барри, – вмешался Майерс. – Попробуй почитать, мистер Енсен тебе поможет.

Казалось, Блок собрался что-то еще возразить, но врожденная доброжелательность победила. Тогда он положил манускрипт на кафедру и начал читать. Он спотыкался, хмурился, глядя в текст, начинал сначала и снова останавливался.

Енсен раз за разом объяснял ему смысл значков. Они потратили целый час на первые три абзаца, после чего решили сделать перерыв.

– Ужасно!… – заявил Майерс.

– Вы помните, как пытались научиться кататься на велосипеде? – спросил Енсен.

В тот день Блок еще дважды прочитал речь от начала до конца; и на следующий день тоже. Потом для него приготовили другую речь. Тренировки продолжались.

Через неделю Блок заявил:

– Кажется, я начинаю понимать. У меня получается все лучше и лучше.

– У меня тоже возникло такое впечатление, – с сомнением проговорил Майерс.

Позднее Енсен сказал Майерсу:

– Он чувствует себя увереннее, чем я предполагал. У Блока есть определенный потенциал, но…

– Но что?

Енсен пожал плечами:

– Ничего. Посмотрим, что будет дальше.

– Полагаю, Блок готов к первому выступлению, – наконец сказал Енсен, – если аудитория будет однородной и мы сможем предварительно ее хорошенько проанализировать.



Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Выход из положения

Ведутся работы над созданием первого гиперпространственного двигателя. Компания U.S. Robots создает позитронный бортовой компьютер "Мозг", который стал руководить постройкой космического корабля. Пауэлл и Донован - лучшие испытатели, которые есть у фирмы, конструирующей робото ...

Подробнее
Путь марсиан

На Красной планете проживает уже третье поколение коренных марсиан, но воду все еще необходимо импортировать с Земли, что ставит Марс в некую зависимость. Вода здесь используется не только для бытовых и общетехнических нужд, но и в качестве горючего для космических лайнеров. А на Земле п ...

Подробнее
Улики

Стивен Байерли, преуспевающий прокурор, выдвинул свою кандидатуру на пост мэра города, где он живет и работает. Но неожиданно его соперник, политик Фрэнсис Квинн, также претендующий на этот пост, обвиняет своего противника в том, что тот вовсе не человек...

Подробнее