Читать рассказ «Трубный глас»

Айзек Азимов

Аннотация

Входит в сборник На Земле достаточно места: научно-фантастические рассказы о нашей планете



Архангел Гавриил относился ко всему этому делу очень безразлично. Он лениво погладил кончиком крыла планету Марс, которая не реагировала на его прикосновение.

- Вопрос решен, Этериель, - сказал он. - Сейчас уже ничего нельзя сделать. День светопреставления назначен.

Этериель, совсем молоденький серафим, созданный всего за тысячу лет до нашей эры, при этих словах задрожал, и в космосе ясно обозначились светлые расходящиеся круги. Как только он появился на свет, ему поручили ведать делами Земли и ее окрестностей. Эта должность была синекурой, тепленьким местечком, она не открывала никаких перспектив продвижения по службе. Но многовековая привычка заставляла его, вопреки всему, гордиться своим миром.

- Значит, вы хотите уничтожить мой мир без предупреждения?

- Вовсе нет. На этот счет есть некоторые указания в книге Даниила и в откровении святого Иоанна. Они достаточно ясны.

- Ясны? После того как их столько раз переписывали? Не знаю, остались ли там неизмененными хоть два слова подряд.

- Есть намеки в Ригведе и в книге Конфуция...

- Но они достояние избранных...

- Об этом прямо говорится в "Поэме о Гильгамеше".

- Большая часть "Поэмы о Гильгамеше" была уничтожена вместе с библиотекой Ашшурбанипала.

- Некоторые указания можно найти в очертаниях пирамиды Хеопса и рисунке мозаики Тадж-Махала...

- Они такие туманные, что ни один человек не мог как следует истолковать их.

Гавриил услало сказал:

- Если вы собираетесь против всего возражать, то нет смысла говорить на эту тему. Во всяком случае, уж вам-то следовало об этом знать. Все нужные документы есть в досье Небесного Совета. Вы могли ознакомиться с ними в любое время.

- Я был занят здесь по горло. Вы не представляете, как успешно орудует дьявол на этой планете. Я прилагал все силы, чтобы одолеть его, и все-таки...

- Как же, знаю, - Гавриил погладил крылом пролетавшую мимо комету. - Что говорить, он добился там кое-каких побед. Мне однажды пришлось познакомиться с устройством этой планетки. Это как будто одна из систем, основанных на взаимосвязи массы и энергии.

- Да, верно.

- И они с этим шутят?

- Боюсь, что так.

- Тогда, пожалуй, сейчас самое время покончить с этой затеей.

- Я сумею это уладить, поверьте мне. Они не уничтожат себя своими ядерными бомбами.

- Как сказать... Ну а теперь, Этериель, позвольте мне взяться за дело. Назначенное время приближается.

- Сначала покажите мне документы, - продолжал упорствовать серафим.

- Пожалуйста, если вы настаиваете.

На черном небесном своде безвоздушного пространства яркими буквами вспыхнул текст акта Небесного Совета.

Этериель прочел вслух:

"По приказу Небесного Совета настоящим предписывается архангелу Гавриилу порядковый номер и т. д. и т. п. (ладно, положим, это вы) приблизиться к планете класса А номер Г 743990, которая в дальнейшем будет именоваться Землей, и 1 января 1967 года в 12 часов дня по местному времени...".

Этериель помрачнел и дочитал текст про себя.

- Довольны?

- Нет, но ничего не поделаешь.

Гавриил улыбнулся. В небе появилась сверкающая золотая труба, по форме похожая на обычную, и простерлась от Земли до Солнца. Гавриил поднес ее к своим губам.

- Подождите! - в отчаянии воскликнул Этериель. - Я попробую обратиться в Совет.

- А что это даст? Под актом стоит подпись Владыки, а всякое постановление, подписанное им, не подлежит отмене. Извините, до назначенного срока остались считанные секунды.

Гавриил дунул в трубу, и чистый звук чудесного тона наполнил Вселенную до самой далекой звезды. На ничтожное мгновение, такое же неуловимое, как черта, отделяющая прошлое от будущего, все замерло, а потом вся система миров рухнула и материя обратилась в состояние первобытного хаоса. Исчезли звезды и туманности, исчезли космическая пыль. Солнце, планеты, Луна - все, все за исключением самой Земли, которая вращалась, как и раньше, в совершенно пустой Вселенной.

Трубный глас прозвучал.

Р. Е. Манн (которого все знакомые называли просто Р. Е.) незаметно вошел в контору фабрики Билликен Битси и мрачно уставился на склонившегося над грудой бумаг, изможденного высокого человека, которому аккуратные седые усики придавали какую-то старомодную элегантность.

Р. Е. взглянул на свои наручные часы, которые по-прежнему показывали 7.01. В этот момент они остановились. Это было, разумеется, восточное поясное время - 12.01 по гринвичскому.

Сидевший за столом поднял голову и несколько мгновений тупо смотрел на Р. Е.

- Что вам угодно? - удивленно спросил он.

- Горас Билликен, если не ошибаюсь? Владелец этой фабрики?

- Да.

- А я Р. Е. Манн. Не мог пройти мимо, увидев человека за работой. Вы разве не знаете, что за день сегодня?

- Сегодня?

- Да. День воскресения из мертвых.

- Ах, вы об этом. Знаю. Я слышал, как прозвучала труба. Вот уж действительно мертвого разбудит... Ничего себе, правда?

С минуту он радостно посмеивался, потом продолжал:

- Труба подняла меня в семь утра. Я толкнул жену Она спала, конечно. Я всегда говорил, что она проспит второе пришествие. "Это трубный глас, дорогая", - говорю ей. А Ортенс - это моя жена- сказала только "хорошо" и опять заснула. Я принял ванну, побрился, оделся и пришел сюда заняться делами.

- Но зачем?

- А почему бы нет?

- Никто из ваших рабочих не пришел.

- Да, бедняжки. Им бы только не работать. Я так и ждал. А впрочем, не каждый день наступает конец света. Откровенно говоря, я даже доволен. Смогу без всяких помех привести в порядок свою корреспонденцию. Телефон ни разу не звонил. Он встал и подошел к окну.

- Все стало гораздо лучше. Нет слепящего солнца, снег сошел. Приятный свет и приятная температура. Очень хорошо задумано... Но, извините, у меня столько дел... Если не возражаете...

- Минуточку, Горас, - прервал его чей-то громкий хриплый голос.

Некий джентльмен, удивительно похожий на Билликена, только покряжистее, перешагнул порог конторы, выставив вперед массивный нос и остановился перед столом в позе оскорбленного достоинства. Он выглядел очень внушительно, даже несмотря на то, что был совершенно голый.

- Будь любезен сказать - почему ты закрыл фабрику?

Билликен побледнел.

- Боже мой, это отец. Откуда ты?

- Из могилы, - зарычал Билликен-старший. - Откуда же еще? Сейчас из-под земли выходят десятками. И все голые. Женщины тоже!

Билликен откашлялся.

- Я достану тебе кое-какую одежду, отец. Схожу принесу из дома.

- Не стоит возиться с этим. Займемся делами. Да, делами!

Оторопевший oт неожиданности Р. Е. пришел в себя и решил тоже вступить в разговор.

- Из могил выходят все сразу, сэр? - спросил он.

Задавая этот вопрос, он с любопытством разглядывал Билликена-старшего. Тот казался крепышом. У него были изборожденные морщинами, но пышущие здоровьем щеки. Ему столько же лет, решил Р. Е., сколько было в момент смерти, но у него идеальный для этого возраста организм.

Билликен-старший ответил:

- Нет, сэр, не сразу. Сначала выходят из тех могил, что посвежее. Поттсби умер на пять лет раньше меня, а вышел из могилы на пять минут позже. Увидев его, я решил уйти от него подальше. Хватит с меня... Да, вот что! - воскликнул он, ударив кулаком по столу. - Я не нашел ни такси, ни автобусов. Телефон не работает. Пришлось идти пешком. Я прошел двадцать миль.

Билликен-старший бросил довольный взгляд на свое обнаженное тело.

- А что же такого? - продолжал он - Сейчас тепло. Почти все ходят голые... Но послушай, сынок. Я пришел сюда не для пустой болтовни. Почему фабрика закрыта?

- Она не закрыта. Сегодня необычный день.

- Необычный день, скажи пожалуйста! Сходи-ка в профсоюз и передай им, что день второго пришествия не предусмотрен в коллективном договоре. С каждого рабочего мы сделаем вычет за каждую пропущенную минуту!

Билликен пристально посмотрел на отца.

- Я не пойду, - упрямо сказал он. - Не забывай, ты здесь больше не распоряжаешься. Я хозяин.

- Ах, ты? По какому праву?

- По твоему завещанию.

- Хорошо. Так я его аннулирую.

- Ты не можешь, отец. Ты умер. Пусть ты кажешься живым, но у меня есть свидетели. Есть заключение врача. Есть расписки похоронного бюро. Я могу привлечь для показаний могильщиков.

Билликен-старший молча смотрел на сына. Потом, не торопясь, сел на стул и скрестил ноги.

- Если уж на то пошло, мы все теперь мертвые, - сказал он. - Наступил конец света. Разве не так?

- Но ты юридически признан умершим, а я нет.

- О, мы это изменим, сынок. Теперь нас будет больше, чем вас, а голоса чего-то стоят!

Билликен-младший вспыхнул и резко хлопнул ладонью по столу.

- Отец, я не хотел касаться этого вопроса, но ты меня заставляешь. Я уверен, что мать уже сейчас сидит дома и ждет тебя. Вероятно, ей тоже пришлось идти по улицам... гм. . голой. И, наверно, у нее не очень хорошее настроение.

- Боже мой! - воскликнул, бледнея, Билликен-старший.

- И ты, наверно, помнишь - она всегда хотела, чтобы ты ушел от дел.

Билликен-старший быстро принял решение.

- Нет, я не пойду домой. Это кошмар! Неужели для всей этой затеи с воскресением из мертвых нет никаких границ? Это же просто анархия! Они хватили через край! Я не пойду домой.

Тут в контору внезапно вошел довольно полный джентльмен с гладкими разовыми щеками и пушистыми бачками.



Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Ах, Баттен, Баттен!

У Гарри Смита родной дядюшка был всего лишь простым гением, известным всей стране. Но слава его шла вразрез с его финансами. Его предыдущее изобретение приспособили для убийства и фирма получила за него миллионы, а дядюшке дали только медаль. Тогда он решил любым способом заработать огро ...

Подробнее
Мой сын — физик

Миссис Кремона пришла навестить своего сына, доктора Кремону в какое-то правительственное учреждение, где тот обсуждал с военными проблему связи с кем-то на Плутоне, сигнал к которому идет 12 часов.

Подробнее
Лжец!

Новая модель робота РБ-34 (Эрби) неожиданно обрела способность читать мысли людей. С роботом работали, пытаясь разобраться в этом феномене, четыре человека. Каждый из них просил робота открыть для него сокровенную тайну других людей. В 1987 году этот рассказ был экранизирован в телеспек ...

Подробнее