Читать рассказ «Тупик»

Айзек Азимов

Аннотация

Входит в сборник Ранний Азимов



Предисловие

Я не умею судить о своих работах. Какие-то нравятся мне больше, какие-то меньше (таких, которые совсем не нравились бы, практически нет), но я не могу с уверенностью сказать: вот эта вещь лучше, чем все остальные. Поэтому Марти решает, какие из моих произведений будут опубликованы (если будут) в выпусках журнала «Эстаундинг».

Мне эта повестушка нравится, потому что она напоминает мне об одном периоде моей жизни, когда я сам был частью бюрократического аппарата – во время второй мировой войны, когда я служил на экспериментальной авиабазе военно-морского флота в Филадельфии (вместе с Робертом Хайнлайном и Л. Спрейгом де Кампом). В те годы мне постоянно приходилось сталкиваться с бюрократической волокитой и воистину головоломным канцелярским эпистолярным стилем, который я использовал в своей повести.

Я воспринял этот стиль как вызов и однажды, помнится, написал инструкцию на канцелярском жаргоне, стараясь сделать его как можно более замысловатым и усложненным и в то же время не отступать от правил. У меня оказались выдающиеся способности к этому делу, и в результате я состряпал такой документ, который вполне мог подвести меня под военный трибунал. Но чувство юмора оказалось сильнее благоразумия, и я все же послал мое творение по инстанциям. Под трибунал меня не отдали. Напротив – меня похвалили и наградили за безукоризненно выполненную работу. Думаю, именно это обстоятельство и натолкнуло меня на идею «Тупика».

Один лишь раз в истории Галактики была открыта разумная раса негуманоидов.

Лигурн Виер. Исторические эссе.

Рассказ

Глава первая
 
 От кого: Бюро Внешних Провинций
 Кому: Людану Антиоху, старшему государственному администратору А-8
 Тема: Назначение на административную должность, именуемую «гражданский инспектор Цефея-18», согласно нижеследующим основаниям
 Основания:
 а) Постановление Совета № 2515 года 971-го Галактической Империи «Назначение должностных лиц Административной службы. Порядок и пересмотр назначений»
 б) Императорский указ Я-2374 от 243/975 Г. И.
 1. Согласно основанию (а) вы назначаетесь на должность, поименованную в графе «Тема». Полномочия гражданского инспектора Цефея-18 распространяются на негуманоидных подданных Императора, проживающих на планете в условиях автономии согласно основанию (6).
 2. В обязанности должностного лица, поименованного в графе «Тема», входит общий контроль за внутренними делами негуманоидов, координация деятельности учрежденных правительством исследовательских и контрольных комиссий, а также представление полугодовых отчетов обо всех аспектах жизни негуманоидов.
 К. Морили, директор БюВнеПров
 12/977 Г. И.
 
 Людан Антиох внимательно выслушал собеседника и вежливо помотал своей круглой головой:
 – Друг мой, я и рад бы помочь, но вы оседлали не ту лошадку. Ваш вопрос нужно решать в самом Бюро.
 Томор Заммо откинулся на спинку кресла, яростно потер крючковатый нос, проглотил то, что намеревался сказать, и спокойно ответил:
 – Логично, но непрактично. Я не могу сейчас лететь на Трантор. Вы – представитель Бюро на Цефее-18. Неужели вы совершенно бессильны?
 – Видите ли, я хоть и гражданский инспектор, но обязан проводить здесь политику Бюро.
 – Прекрасно! – вышел из себя Заммо. – Тогда скажите мне, наконец, в чем заключается политика Бюро! Я возглавляю научно-исследовательскую комиссию, учрежденную непосредственно самим Императором и обладающую неограниченными правами. И тем не менее гражданские власти на каждом шагу ставят мне палки в колеса, твердя, как попугаи, в свое оправдание о пресловутой «политике Бюро». Что это за политика и с чем ее едят? Кто-нибудь может объяснить мне по-человечески?
 Антиох устремил на ученого безмятежно-невинный взор:
 – Насколько я могу судить – прошу учесть, что это не официальное заявление, а потому не пытайтесь поймать меня на слове, – политика, проводимая Бюро, заключается в том, чтобы обращаться с негуманоидами как можно более человечно.
 – В таком случае какое право они имеют…
 – Ш-ш-ш! Не надо повышать голос. Видите ли, Его Императорское Величество – гуманист и последователь философского учения Аврелия. Между прочим, ни для кого не секрет, что Император самолично установил здешние порядки. И уверяю вас, политика Бюро самым тщательнейшим образом следует монаршим установлениям. Сами понимаете, что плыть против такого течения я не в силах.
 – Что ж, милый мой, – тяжелые веки физиолога еле заметно дрогнули, – со своими настроениями долго вы на этой должности не продержитесь. Нет, я не собираюсь вышибать вас из кресла, ничуть не бывало. Оно само из-под вас ускользнет, потому что такими методами вы ничего не достигнете!
 – Вот как? Отчего же? – Маленький, кругленький и розовенький, Антиох обычно с большим трудом изображал на своем толстощеком лице что-либо помимо веселой и дружелюбной приветливости – но сейчас оно было серьезно.
 – Вы здесь недавно. А я давно! – хмуро ответил Заммо. – Вы не против, если я закурю? – Он небрежно подпалил кончик дешевой крепкой сигары и сказал, как отрезал: – Гуманности здесь не место, администратор. Вы обращаетесь с негуманоидами как с людьми, а это до добра не доведет. И вообще, я не люблю слово «негуманоиды». Они животные.
 – Они разумны, – мягко возразил Антиох.
 – Ну, значит, разумные животные. Полагаю, эти два понятия не являются взаимоисключающими. Как бы там ни было, а двум разумным расам в одном пространстве не ужиться.
 – Вы предлагаете их истребить?
 – Нет, Галактика меня побери! – Ученый взмахнул сигарой. – Я предлагаю относиться к ним как к объектам изучения, и не более. Мы многое могли бы узнать у этих животных, если бы нам позволили. И не только узнать, но и – подчеркиваю! – незамедлительно использовать полученные знания во благо человечества. Вот в чем заключается подлинная гуманность! Мы можем облагодетельствовать весь род людской, если уж вас так волнует этот бесхребетный культ Аврелия!
 – Какие конкретно познания вы имеете в виду?
 – Да какие угодно – хотя бы химию, например. Полагаю, вы уже наслышаны об их успехах в области химии?
 – Да, – признал Антиох. – Я просмотрел большинство отчетов о негуманоидах, опубликованных за последние десять лет. Надеюсь, отчеты будут поступать и впредь.
 – Хм… Что ж, тогда мне остается лишь добавить, что химиотерапией они владеют в совершенстве. Я собственными глазами видел, как благодаря их пилюлям срастаются сломанные кости – вернее, то, что заменяет им кости. Пятнадцать минут – и перелома как не бывало! Конечно, их лекарства для людей чистый яд, по крайней мере большинство. Но если нам удастся раскрыть механизм действия пилюль на негуманоидов, то есть на животных…
 – Да, да. Я понимаю, насколько это важно.
 – Неужели? Приятно слышать. А кроме того, нас интересует странный способ общения этих животных.
 – Вы имеете в виду телепатию?
 – Телепатия! Телепатия! Телепатия! – процедил физиолог сквозь зубы. – С таким же успехом можете назвать это колдовством. О телепатии никто не знает ровным счетом ничего, кроме самого слова «телепатия». Какой у нее механизм действия? Какая физиология, физика? Я и рад бы узнать, да не могу. Политика Бюро не дозволяет – если, конечно, я вас послушаюсь!
 Антиох поджал губки:
 – Но… Простите, доктор, я вас не понимаю. Кто вам мешает? Гражданская администрация не препятствует научному исследованию негуманоидов, Я, разумеется, не могу отвечать за действия своего предшественника, но со своей стороны…
 – Я не говорю о прямом вмешательстве. Но, клянусь Галактикой, администратор, нам препятствует самый дух вашей системы. Вы заставляете нас обращаться с животными как с людьми. Вы позволили им выбрать себе вождя, вы не вмешиваетесь в их внутренние дела, вы нянчитесь с ними, наделяете их так называемыми правами, как их понимает аврелианская философия! Я не могу договориться с их вождем.
 – Почему?
 – Потому что он отказывается развязать мне руки. Он не позволяет проводить опыты над животными без их собственного добровольного согласия. Нам удалось заполучить двух-трех добровольцев – это же курам на смех! Какие тут могут быть исследования!
 Антиох беспомощно пожал плечами.
 – К тому же, – продолжал Заммо, – мы не сможем узнать ничего стоящего о строении мозга, о физиологии и химическом составе этих животных, если нам не позволят их препарировать, не дадут проводить опыты с питанием и медицинскими препаратами. Сами знаете, администратор, научные исследования – штука жестокая. В них нет места гуманности.
 Людан Антиох с сомнением потер пальцем подбородок.
 – Неужели нельзя обойтись без жестокости? Негуманоиды – безвредные создания. И конечно же, препарировать… По-моему, неплохо бы вам хоть немного изменить свое к ним отношение. Сдается мне, вы их терпеть не можете. Я хочу сказать, вряд ли стоит смотреть на них свысока…
 – Свысока! Я вам не нытик-социопсихолог, на которых нынче пошла такая мода! Если для решения проблемы требуется препарировать животное, ни в жизнь не поверю, что ее можно решить методом «правильного индивидуального подхода». Пусть хоть весь мир перевернется – не поверю!
 – Ну и напрасно. Между прочим, все администраторы выше класса А-4 в обязательном порядке проходят социопсихологическую подготовку.
 Заммо вытащил изо рта изжеванную сигару, выдержал долгую презрительную паузу и сунул сигару обратно.
 – Тогда почему бы вам не испробовать свое искусство на вашем собственном Бюро? У меня есть кое-какие связи в Имперском суде, и с их помощью…
 – Поймите, я не имею права указывать Бюро, что ему делать, по крайней мере впрямую. Генеральная стратегия не входит в мою компетенцию, ее вырабатывает Бюро. Но… знаете, мы могли бы попробовать, так сказать, обходной маневр. – Администратор еле заметно улыбнулся. – Тактический маневр.



Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Возьмите спичку

Путешествия в космосе совершались с помощью сверхбыстрых частиц тахионов. Горючее корабля было рассчитано лишь на один прыжок, затем следовал сбор горючего в космосе, еще одна термоядерная реакция и следующий прыжок. Казалось бы беспроигрышная и 100-процентно действенная технология. Но.. ...

Подробнее
Открытие Уолтера Силса

В основе сюжета история о заурядном химике, который изобрел новое вещество, по своим свойствам оказавшееся лучше и дешевле золота. Оно заинтересовало людей различного рода: политиков, преступников, крупных финансистов. Каждый из них желал узнать рецепт его создания.

Подробнее
Логика

Донован и Пауэлл оказываются на орбитальной станции, где помимо прочей своей работы занимаются экспериментальными испытаниями нового робота КТ-1. После своего «рождения» Кьюти (так ласково прозвали нового робота) путем логических умозаключений решил, что люди есть низшие существа...

Подробнее