Читать рассказ «Тупик»

Айзек Азимов

Аннотация

Входит в сборник Ранний Азимов



Предисловие

Я не умею судить о своих работах. Какие-то нравятся мне больше, какие-то меньше (таких, которые совсем не нравились бы, практически нет), но я не могу с уверенностью сказать: вот эта вещь лучше, чем все остальные. Поэтому Марти решает, какие из моих произведений будут опубликованы (если будут) в выпусках журнала «Эстаундинг».

Мне эта повестушка нравится, потому что она напоминает мне об одном периоде моей жизни, когда я сам был частью бюрократического аппарата – во время второй мировой войны, когда я служил на экспериментальной авиабазе военно-морского флота в Филадельфии (вместе с Робертом Хайнлайном и Л. Спрейгом де Кампом). В те годы мне постоянно приходилось сталкиваться с бюрократической волокитой и воистину головоломным канцелярским эпистолярным стилем, который я использовал в своей повести.

Я воспринял этот стиль как вызов и однажды, помнится, написал инструкцию на канцелярском жаргоне, стараясь сделать его как можно более замысловатым и усложненным и в то же время не отступать от правил. У меня оказались выдающиеся способности к этому делу, и в результате я состряпал такой документ, который вполне мог подвести меня под военный трибунал. Но чувство юмора оказалось сильнее благоразумия, и я все же послал мое творение по инстанциям. Под трибунал меня не отдали. Напротив – меня похвалили и наградили за безукоризненно выполненную работу. Думаю, именно это обстоятельство и натолкнуло меня на идею «Тупика».

Один лишь раз в истории Галактики была открыта разумная раса негуманоидов.

Лигурн Виер. Исторические эссе.

Рассказ

Глава первая
 
 От кого: Бюро Внешних Провинций
 Кому: Людану Антиоху, старшему государственному администратору А-8
 Тема: Назначение на административную должность, именуемую «гражданский инспектор Цефея-18», согласно нижеследующим основаниям
 Основания:
 а) Постановление Совета № 2515 года 971-го Галактической Империи «Назначение должностных лиц Административной службы. Порядок и пересмотр назначений»
 б) Императорский указ Я-2374 от 243/975 Г. И.
 1. Согласно основанию (а) вы назначаетесь на должность, поименованную в графе «Тема». Полномочия гражданского инспектора Цефея-18 распространяются на негуманоидных подданных Императора, проживающих на планете в условиях автономии согласно основанию (6).
 2. В обязанности должностного лица, поименованного в графе «Тема», входит общий контроль за внутренними делами негуманоидов, координация деятельности учрежденных правительством исследовательских и контрольных комиссий, а также представление полугодовых отчетов обо всех аспектах жизни негуманоидов.
 К. Морили, директор БюВнеПров
 12/977 Г. И.
 
 Людан Антиох внимательно выслушал собеседника и вежливо помотал своей круглой головой:
 – Друг мой, я и рад бы помочь, но вы оседлали не ту лошадку. Ваш вопрос нужно решать в самом Бюро.
 Томор Заммо откинулся на спинку кресла, яростно потер крючковатый нос, проглотил то, что намеревался сказать, и спокойно ответил:
 – Логично, но непрактично. Я не могу сейчас лететь на Трантор. Вы – представитель Бюро на Цефее-18. Неужели вы совершенно бессильны?
 – Видите ли, я хоть и гражданский инспектор, но обязан проводить здесь политику Бюро.
 – Прекрасно! – вышел из себя Заммо. – Тогда скажите мне, наконец, в чем заключается политика Бюро! Я возглавляю научно-исследовательскую комиссию, учрежденную непосредственно самим Императором и обладающую неограниченными правами. И тем не менее гражданские власти на каждом шагу ставят мне палки в колеса, твердя, как попугаи, в свое оправдание о пресловутой «политике Бюро». Что это за политика и с чем ее едят? Кто-нибудь может объяснить мне по-человечески?
 Антиох устремил на ученого безмятежно-невинный взор:
 – Насколько я могу судить – прошу учесть, что это не официальное заявление, а потому не пытайтесь поймать меня на слове, – политика, проводимая Бюро, заключается в том, чтобы обращаться с негуманоидами как можно более человечно.
 – В таком случае какое право они имеют…
 – Ш-ш-ш! Не надо повышать голос. Видите ли, Его Императорское Величество – гуманист и последователь философского учения Аврелия. Между прочим, ни для кого не секрет, что Император самолично установил здешние порядки. И уверяю вас, политика Бюро самым тщательнейшим образом следует монаршим установлениям. Сами понимаете, что плыть против такого течения я не в силах.
 – Что ж, милый мой, – тяжелые веки физиолога еле заметно дрогнули, – со своими настроениями долго вы на этой должности не продержитесь. Нет, я не собираюсь вышибать вас из кресла, ничуть не бывало. Оно само из-под вас ускользнет, потому что такими методами вы ничего не достигнете!
 – Вот как? Отчего же? – Маленький, кругленький и розовенький, Антиох обычно с большим трудом изображал на своем толстощеком лице что-либо помимо веселой и дружелюбной приветливости – но сейчас оно было серьезно.
 – Вы здесь недавно. А я давно! – хмуро ответил Заммо. – Вы не против, если я закурю? – Он небрежно подпалил кончик дешевой крепкой сигары и сказал, как отрезал: – Гуманности здесь не место, администратор. Вы обращаетесь с негуманоидами как с людьми, а это до добра не доведет. И вообще, я не люблю слово «негуманоиды». Они животные.
 – Они разумны, – мягко возразил Антиох.
 – Ну, значит, разумные животные. Полагаю, эти два понятия не являются взаимоисключающими. Как бы там ни было, а двум разумным расам в одном пространстве не ужиться.
 – Вы предлагаете их истребить?
 – Нет, Галактика меня побери! – Ученый взмахнул сигарой. – Я предлагаю относиться к ним как к объектам изучения, и не более. Мы многое могли бы узнать у этих животных, если бы нам позволили. И не только узнать, но и – подчеркиваю! – незамедлительно использовать полученные знания во благо человечества. Вот в чем заключается подлинная гуманность! Мы можем облагодетельствовать весь род людской, если уж вас так волнует этот бесхребетный культ Аврелия!
 – Какие конкретно познания вы имеете в виду?
 – Да какие угодно – хотя бы химию, например. Полагаю, вы уже наслышаны об их успехах в области химии?
 – Да, – признал Антиох. – Я просмотрел большинство отчетов о негуманоидах, опубликованных за последние десять лет. Надеюсь, отчеты будут поступать и впредь.
 – Хм… Что ж, тогда мне остается лишь добавить, что химиотерапией они владеют в совершенстве. Я собственными глазами видел, как благодаря их пилюлям срастаются сломанные кости – вернее, то, что заменяет им кости. Пятнадцать минут – и перелома как не бывало! Конечно, их лекарства для людей чистый яд, по крайней мере большинство. Но если нам удастся раскрыть механизм действия пилюль на негуманоидов, то есть на животных…
 – Да, да. Я понимаю, насколько это важно.
 – Неужели? Приятно слышать. А кроме того, нас интересует странный способ общения этих животных.
 – Вы имеете в виду телепатию?
 – Телепатия! Телепатия! Телепатия! – процедил физиолог сквозь зубы. – С таким же успехом можете назвать это колдовством. О телепатии никто не знает ровным счетом ничего, кроме самого слова «телепатия». Какой у нее механизм действия? Какая физиология, физика? Я и рад бы узнать, да не могу. Политика Бюро не дозволяет – если, конечно, я вас послушаюсь!
 Антиох поджал губки:
 – Но… Простите, доктор, я вас не понимаю. Кто вам мешает? Гражданская администрация не препятствует научному исследованию негуманоидов, Я, разумеется, не могу отвечать за действия своего предшественника, но со своей стороны…
 – Я не говорю о прямом вмешательстве. Но, клянусь Галактикой, администратор, нам препятствует самый дух вашей системы. Вы заставляете нас обращаться с животными как с людьми. Вы позволили им выбрать себе вождя, вы не вмешиваетесь в их внутренние дела, вы нянчитесь с ними, наделяете их так называемыми правами, как их понимает аврелианская философия! Я не могу договориться с их вождем.
 – Почему?
 – Потому что он отказывается развязать мне руки. Он не позволяет проводить опыты над животными без их собственного добровольного согласия. Нам удалось заполучить двух-трех добровольцев – это же курам на смех! Какие тут могут быть исследования!
 Антиох беспомощно пожал плечами.
 – К тому же, – продолжал Заммо, – мы не сможем узнать ничего стоящего о строении мозга, о физиологии и химическом составе этих животных, если нам не позволят их препарировать, не дадут проводить опыты с питанием и медицинскими препаратами. Сами знаете, администратор, научные исследования – штука жестокая. В них нет места гуманности.
 Людан Антиох с сомнением потер пальцем подбородок.
 – Неужели нельзя обойтись без жестокости? Негуманоиды – безвредные создания. И конечно же, препарировать… По-моему, неплохо бы вам хоть немного изменить свое к ним отношение. Сдается мне, вы их терпеть не можете. Я хочу сказать, вряд ли стоит смотреть на них свысока…
 – Свысока! Я вам не нытик-социопсихолог, на которых нынче пошла такая мода! Если для решения проблемы требуется препарировать животное, ни в жизнь не поверю, что ее можно решить методом «правильного индивидуального подхода». Пусть хоть весь мир перевернется – не поверю!
 – Ну и напрасно. Между прочим, все администраторы выше класса А-4 в обязательном порядке проходят социопсихологическую подготовку.
 Заммо вытащил изо рта изжеванную сигару, выдержал долгую презрительную паузу и сунул сигару обратно.
 – Тогда почему бы вам не испробовать свое искусство на вашем собственном Бюро? У меня есть кое-какие связи в Имперском суде, и с их помощью…
 – Поймите, я не имею права указывать Бюро, что ему делать, по крайней мере впрямую. Генеральная стратегия не входит в мою компетенцию, ее вырабатывает Бюро. Но… знаете, мы могли бы попробовать, так сказать, обходной маневр. – Администратор еле заметно улыбнулся. – Тактический маневр.



Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Ловушка для простаков

Космолет «Три Г.» летел на исследование планеты Троя в системе двойной звезды Лагранж, где погибли все до единого поселенца от неизвестной эпидемии. На борту летящего корабля находились ученые, исследователи, приборы, а также Марк Аннунчио, воспитанник Мнемонической Службы. Ученики этой ...

Подробнее
Мухи

Три старых университетских друга спустя много лет встретились на ежегодной встрече выпускников. Речь идет об одном из этой троицы по имени Кендел Кейси, который с самого раннего детства страдал от обилия наседавших на него мух. Эти надоедливые создания слетались к нему со всего района и ...

Подробнее
Как им было весело

Время действия рассказа Айзека Азимова «Как им было весело» – один день, 17 мая 2157 года. Именно в тот день два школьника Марджи и Томми нашли самую настоящую книгу. А когда прочитали ее, то узнали, что, оказывается, в ХХ веке учителем был… человек! И что дети учились в общем классе, и ...

Подробнее