Читать рассказ «Законный обряд»

Айзек Азимов

Аннотация

Входит в сборник Ранний Азимов



Рассказ написан в соавторстве с Ф. Полом.

I

Звезды сверкали на небе, хотя солнце совсем недавно скрылось за горизонтом и небо на западе, за Сьерра‑Невада, было золотистым, с кровавыми прожилками.

– Эй! – громко крикнул Рассел Харли. – Вернись!

Но одноцилиндровый двигатель старого «форда» шумел слишком громко, и водитель его не услышал. Харли выругался, провожая взглядом петлявшую на полуспущенных шинах по изрытой глубокими колеями песчаной дороге машину. Красные задние фонари говорили ему «нет». Нет, сегодня ты никуда не уедешь, нет, ты останешься здесь и все выяснишь.

Харли, недовольно заворчав, поднялся по ступеням на крыльцо старого деревянного дома. Впрочем, дом был построен добротно. Ступени, хотя им стукнуло уже полвека, не скрипели под ногами, на них не было видно трещин.

Харли поднял сумки, потертые и сшитые из искусственной кожи, которые он бросил на пол, когда вдруг решил передумать, и занес в дом. Положив их на закрытый чехлом диван, он огляделся.

Стояла удушающая жара, дом пропитался запахом пустыни. Харли чихнул.

– Вода, – произнес он вслух. – Мне нужна вода.

Он обыскал все комнаты на первом этаже, потом остановился и хлопнул себя по лбу. Конечно, в этой дыре в восьми милях от цивилизации, не могло быть водопровода. Он мог надеяться только на то, что рядом найдется колодец.

Если он, конечно, есть.

Темнело. Электрического освещения, естественно, не имелось. Разозлившись не на шутку, он бросился по темным комнатам в заднюю часть дома. Дверь с проволочной сеткой металлически заскрипела. Рядом с ней висело ведро. Он снял его с крючка, перевернул и высыпал песок. Окинул взглядом «задний двор» – около тридцати тысяч акров песчаных холмов, камней и зарослей полыни и фукъерии. Никакого колодца.

«Старый дурак должен где‑то брать воду», – подумал он со злостью и, не думая сдаваться, спустился по ступеням и решительно зашагал прочь от дома. Звезды над головой ослепительно сверкали, но солнце уже зашло, и он видел все как в тумане. Тишина казалась убийственной. Ее нарушал шорох легкого ветерка над песком и скрип ботинок.

Он заметил, как что‑то блеснуло в зарослях полыни, и подошел ближе. Между двух огромных камней увидел лужу. С сомнением посмотрел на нее и пожал плечами. Лучше, чем ничего. Опустил в лужу ведро. Понятия не имея, как следует поступить, зачерпнул вместе с водой четверть ведра песка со дна. Поднял ведро к губам, сделал глоток и тут же выплюнул песок и сочно выругался. Он пошевелил мозгами. Опустил ведро на землю, подождал, пока осядут песчинки, зачерпнул воду горстью, поднес руки к губам...

Кап. Ш‑ш‑ш. Кап. Ш‑ш‑ш. Кап. Ш‑ш‑ш...

– Какого дьявола!

Харли выпрямился и огляделся, не понимая, откуда исходит звук. Словно капли воды падали на раскаленную докрасна плиту, мгновенно превращаясь пар. Но не увидел ничего, кроме песка, зарослей полыни и лужи теплой противной воды.

Кап. Ш‑ш‑ш.

Потом разглядел нечто странное, и у него полезли на лоб глаза. Ниоткуда, капля в секунду, темная жидкость гуще воды лениво падала на землю, нарушая закон тяготения. Упав на землю, капля начинала шипеть и метаться по песку, а через мгновение исчезала. Все происходило приблизительно в восьми футах от него, и он едва различал происходящее в сумерках.

А затем раздался голос из ниоткуда:

– Убирайся прочь с моей земли!

Харли убрался. Три часа спустя, добравшись до Рибел‑Бьютт, он едва мог передвигать ноги и страшно жалел о том, что не задержался и не напился воды, несмотря на всех демонов ада. Первые три мили он пробежал. Стимулов для этого было больше чем достаточно. С дрожью он вспоминал, как прозрачный воздух пустыни вдруг превратился в туманный силуэт вокруг непонятного влажного пятна и угрожающе стал надвигаться на него.

Когда наконец добрался до первого освещенного керосиновыми лампами салуна Рибел‑Бьютт и вошел в него на подкашивающихся ногах, первый же заинтересованный взгляд бармена на его поношенное пальто недвусмысленно доказал ему, что он не сошел вдруг с ума и не опьянел от непривычного свежего воздуха пустыни. Все пальто заляпано какой‑то гадостью, которая, чем сильнее он тер, становилась более липкой. Кровь!

– Виски! – произнес он сдавленным голосом, подойдя к бару. Достав потрепанный доллар из кармана, он бросил его на стойку из красного дерева.

Сидевшие в дальнем углу комнаты посетители перестали играть в очко. Харли остро почувствовал на себе пристальные взгляды игроков. Все смотрели на него.

Тишину нарушил бармен. Он не глядя взял бутылку у себя за спиной и поставил ее на стойку перед Харли. Налил стакан воды из кувшина и поставил его вместе со стопкой рядом с бутылкой.

– Я мог бы сказать тебе, что именно так все и будет, – сказал он небрежным тоном. – Только ты все равно бы мне не поверил. Разве если бы поговорил с самим Хэнком.

Харли вспомнил о жажде и опрокинул в себя стакан воды, прежде чем налить неразбавленного виски и выпить. Он сразу же почувствовал себя лучше, даже внутренности почти перестали дрожать.

– Что ты имеешь в виду? – спросил он наконец, повернулся и склонился над стойкой, чтобы хоть немного закрыть пятна на пальто.

Бармен расхохотался.

– Старина Хэнк, – сказал он. – Я знал, кто ты такой, прежде чем Том вернулся и сказал, куда он отвез тебя. Знал, что ты – никчемный племянник Зеба Харли, который явился сюда, чтобы продать Харли‑холл, прежде чем его тело остыло в могиле.

Рассел Харли все еще чувствовал на себе взгляды игроков в очко. Только худощавый мужчина, сидевший чуть дальше за стойкой, казалось, не обращал на него внимания. Слишком занятый тем, что наливал себе очередную порцию выпивки.

Харли покраснел.

– Послушай, – сказал он. – Я пришел сюда не за советом, а выпить. Я плачу за это. Так что закрой свой рот.

Бармен пожал плечами, развернулся и подошел к столу игроков в очко. Через пару секунд один из них обернулся и бросил карты на стол. Остальные последовали его примеру.

Харли уже был готов поступиться самолюбием и поговорить с барменом, который, вероятно, знал, что ему довелось пережить, и мог помочь, когда худощавый мужчина похлопал его по плечу. Харли, резко повернувшись, едва не уронил стакан – слишком погрузился в свои мысли и не заметил, как тот подошел.

– Молодой человек, – сказал худощавый. – Меня зовут Николс. Сэр, предлагаю вам поговорить со мной. Думаю, мы можем оказаться полезными друг для друга.

Даже двенадцатицилиндровая машина, которой управлял Николс, подпрыгивала на колдобинах, как повозка с сеном, когда они ехали к поместью, которое Зеб, словно в насмешку, назвал Харли‑холлом.

Харли Рассел, обернувшись, просмотрел на кучу странных предметов на откидном заднем сиденье.

– Мне это совсем не нравится, – пожаловался он. – Никогда не имел дела с призраками. Откуда я знаю, что уловка сработает.

Николс улыбнулся.

– Придется поверить на слово. Мне, в отличие от вас, приходилось иметь дело с призраками. Если бы захотел, то мог бы называть себя истребителем духов.

– Все равно не нравится, – проворчал Харли.

Николс пристально посмотрел на него.

– А перспектива стать владельцем Харли‑холла нравится? А еще вам хотелось бы найти деньги, которые покойный дядюшка где‑то припрятал, верно?

Харли пожал плечами.

– Конечно, хотелось бы, – сказал Николс, уже глядя на дорогу. – И для этого есть все основания. В местных газетах упоминается весьма внушительная сумма.

– Теперь понятно, в чем дело, – сказал Харли мрачным тоном. – Я нахожу деньги, которые и так мне принадлежат, а часть отдам вам. Какую именно?

– Обсудим позже. – Николс рассеянно улыбнулся, глядя вперед.

– Нет, обсудим это немедленно!

Улыбка исчезла с лица Николса.

– Нет, – сказал он. – Я оказываю тебе услугу, молодой Харли. Не забывай об этом. В обмен будешь делать то, что я скажу, безоговорочно!

Харли тщательно переварил услышанное без особого удовольствия. Подождав пару секунд, сменил тему разговора.

– Я приезжал сюда один раз, – сказал он, – когда старик был еще жив. Он ничего не говорил о призраках.

– Может быть, он побоялся, что ты посчитаешь его... странным, – сказал Николс. – Скорее всего, так бы и произошло. Когда ты был здесь?

– Очень давно, – уклонился от прямого ответа Харли. – Провел весь день и часть ночи. Старик уже тогда сбрендил, но никаких призраков на чердаке не было.

– Этот призрак был его другом, – сказал Николс – Бармен не мог не сказать тебе об этом. Твой покойный дядя, в некотором смысле, жил затворником в дюжине миль от цивилизации, редко приезжал в город, практически ни с кем не дружил. Но отшельником он не был. Общался с Хэнком.

– Хорошая компания.

Николс наклонил голову с серьезным видом.

– Не знаю. Судя по всему, они неплохо ладили. Играли в безик и шахматы. Хэнк считался очень хорошим игроком в безик. Судя по сообщениям в местных газетах, из‑за нее и погиб. Заметил, что кто‑то сдает из‑под колоды, и вступил в перестрелку. Проиграл. Получил пулю в горло и умер от потери крови.

Он крутанул руль, налегая на него всем весом, и ему удалось вывести машину из глубокой колеи и направить по неезженому песку к старому каркасному дому.

– Этим, – добавил он, остановив машину у крыльца, – и объясняется кровь, которая повсюду сопровождает привидение.



Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Улыбка, приносящая горе

Рози О’Доннел вышла замуж за ирландца, чья улыбка просто восхитительна. Но Кевин, её муж, очень редко улыбается, так как у него тяжёлая работа в аэропорту. Рози очень хотела бы иметь фотографию улыбки своего мужа, но никак не может её поймать. Тогда Джордж просит Азазеля сделать такой сн ...

Подробнее
Неведомое чувство

Землянин Линкольн Филдз пытался доказать своему знакомому марсианину Гарту Йана, что марсиане, которые не различают цветов и не обладают музыкальным слухом, лишены истинных радостей в жизни. На что марсианин возразил, что у них есть свои истинные радости и он может на 5 минут дать Филдзу ...

Подробнее
В лето 2430 от Р.Х.

Земля укрылась под металлическим панцирем одного огромного города, в котором все было идеально сбалансировано - рождаемость и смертность, пища и отходы, работа и отдых, где не было преступлений и бед. Это было Совершенство, за исключением Кранвица...

Подробнее