Психоистория в научной фантастике и в реальности


9 Февраля 2018, 20:22

Давайте перенесёмся на 10 000 лет вперёд и поразмышляем о том, как изменится наука и какие появятся новые дисциплины. Именно это сделал писатель-фантаст Айзек Азимов в своём самом масштабном цикле — «Основание». Он придумал новую науку — психоисторию. Но обо всём по порядку. 

Итак, мы в далёком будущем, если человечество до сих пор живёт и процветает, представьте сколько точных исторических данных было собрано, социологических исследований проведено, насколько продвинулись психология и когнитивные науки. Помните, что для эволюции этот срок слишком мал, и природа мозга человека, со всеми его эмоциями и несовершенством останется прежней. Но мы научимся понимать её лучше, и, быть может, глядя на исторические данные, научимся предсказывать с большой точностью поведение масс людей. Об этом и говорится в статье, об объединении двух наук: математики и истории.

Общее определение

Психоистория (с английского psychohistory) — это вымышленная наука из цикла книг Айзека Азимова «Основание» (Академия), суть которой в применении сложных математических расчетов к политическим, социальным и экономическим процессам в обществе, что позволяло прогнозировать будущее с высокой степенью точности.

Эта придуманная наука вдохновила многих обывателей и ученых. Были проведенены множества исследований, написаны статьи, книги; раскрыть полнее наследие Азимова пытаются до сих пор. Создаётся даже настоящая наука, но об этом позже.

Концепция психоистории появилась на свет у Айзека Азимова в 40-50-ые года двадцатого века. Постоянные войны, потрясения, год за годом охватывающие человечество, привели к тому, что люди захотели стабильности. Естественно, эта потребность моментально реализовалась в литературе – на свет появилось бесчисленное множество произведений разного толка и содержания. Айзек Азимов не стал исключением, но концепция, им описанная, несколько отличалась от всего, что имелось тогда на рынке. Вдохновившись работой «История упадка и разрушения Римской империи» Эдварда Гиббона, писатель начал размышлять о возможности спрогнозировать будущее на долгосрочный период с высокой степенью точности, которая позволила бы предотвратить предстоящие кризисы. Будучи ученым, загоревшись идеей, фантаст попытался проецировать свои мысли на науку и вскоре заметил, что многие процессы в обществе можно предсказать, используя математическую модель молекулярно-кинетической теории газов. Соединив свои мысли с мыслями Э. Гиббона, Айзек получил рабочую концептуальную модель, способную с высокой точностью предсказывать будущее. Правда, писателю пришлось сразу сделать несколько важных оговорок, позже ставших аксиомами его концепции.

Аксиомы и допущения

  • 1. Количество людей, вовлеченных в исторический процесс, должно быть достаточно велико, чтобы результаты статистических подсчетов были достоверными.
  • 2. Люди должны пребывать в неведении относительно существования психоистории и, следовательно, ничего не должны знать о ее предсказаниях; и тогда знание будущего не извратит их поведения.
  • 3. Люди — единственные разумные существа в Галактике.

Ещё важное уточнение, сама модель, а точнее один из её первоисточников, накладывает ограничения на масштабы прогнозирования: поступки людей подобно движению отдельных молекул газа предсказать невозможно, а потому концепция позволяла прогнозировать только общественные процессы, а не отдельно взятые поступки людей.

Получается идея создания и развития общества, прогресс которого заранее запланирован и не подвержен случайным изменениям. Это кажется утопией и никоим образом неосуществимым в реальность, но мы разберемся так ли это.

Психоистория в мирах Азимова

Трантор. Именно Азимову принадлежит идея полностью урбанизированной планеты.

Читая научную фантастику Айзека Азимова, поражаешься её многоликости, многожанровости, обилию художественных приёмов, позволяющих писателю, создать такие рассказы и романы, в которых переплетаются между собой правда и вымысел, реальное и нереальное, возможное и невозможное, вероятное и невероятное. Когда в одном и том же произведении Айзек Азимов проявляет себя не только как писатель-фантаст, но и как учёный, популяризатор научно-технических знаний, философ, социолог, педагог, психолог, футуролог и даже как мастер детективного жанра. Поражает и обилие главных героев произведений, причём в их качестве могут быть не только люди, но и роботы! И хотя некоторые критики отмечают, что в отличие, к примеру, от Артура Кларка и Жюля Верна, у Айзека Азимова недостаточно сильно прописаны технические изобретения будущего, однако, те же критики признают широкомаcштабность "фантастического мировоззрения" писателя, позволяющего охватывать своим взором далёкие галактики и будущее на много лет вперёд.

Одним из таких широкомасштабных произведений Азимова является "Основание"  — цикл из семи научно-фантастических романов.

Основание
Foundation
Первая книга большого цикла романов о распаде Галактической Империи с высочайшим уровнем развития цивилизации и история появления новой.

Учёный Гэри Селдон создаёт науку "психоисторию" и математически доказывает, что Империя через 500 лет перестанет существовать. Власти ему не поверили, но он и его последователи это предвидели и уже подготовили план по созданию новой Галактической Империи. Согласно этому плану, период варварства после краха Империи сократится с 30000 лет всего лишь до 1000 лет.
Другие переводы: "Академия", "Фонд"
Год: 1951

Итак, сформулировав основные постулаты психоистории, Азимов начал работу над циклом. В этом цикле он помещал плод своих размышлений в различные ситуации, более подробно описывая свою идею. Разработкой науки, способной предсказывать будущее общества и манипулировать им, занимались ученые Гэри Селдон и Юго Амариль. Подобно Азимову, Сэлдон заметил аналогии между прогнозированием развития систем в молекулярно-кинетической теории газов и прогнозировании процессов общественного развития. На основе этих мыслей, группой ученых была начата разработка науки, способной, используя высокоточную сложную математическую модель, прогнозировать долгосрочное будущее. После завершения работы над созданием этой науки и применения её на практике выяснилось, что долгосрочный психоисторический прогноз относительно будущего существовавшей на тот момент Галактической Империи не утешителен – через пять столетий её ожидает неизбежный крах, а её граждан период варварства, который может затянуться на более чем двадцать тысяч лет. Впрочем, благодаря той же психоистории, Гэри Сэлдон и Юго Амариль смогли разработать план сокращения потерь от развала Империи для человечества и развития новой Империи на обломках старой. Идея эта заключалась в том, что на отдаленной от центра галактики планете, не обременённой никакими ресурсами, организуется небольшое поселение ученых, именуемое Основанием, которое впоследствии должно стать центром будущей новой Империи. Согласно этому плану, период упадка планировалось сократить с двадцати тысяч лет до одного тысячелетия. 

Прибыв на планету и мало-мальски обжившись, группа ученых сталкивается с кризисом, способным свести на нет все старания Гэри Сэлдона, – окружающие планеты, чувствуя ослабление хватки императора, начинают отделяться от империи, организуя конгломераты и разделяя окружающие территории на сферы влияния между собой. Под их чутким взором оказывается планета Основание, не имеющая практически никакого вооружения, но обладающая продвинутой наукой. Естественно, это лакомый фрукт, а потому окружающие её планеты начинают борьбу за влияние над ней. К несчастью, распад Империи привел к технологической деградации окружающих Основание планет, а потому разрыв в науке между Основанием и окружающими планетами непрерывно увеличивался. Благодаря хитрости и слаженной работе некоторых глав Основания, будущему центру империи удается сохранить свой нейтралитет и, мало того, получить влияние над угрожающими ей планетами. Подобные кризисы не раз случались в процессе развития Основания, в романах они получили название кризисы Сэлдона. Итогом всех этих кризисов, несмотря на их кажущуюся безвыходность, была голограмма седовласого старика объявляющего раз за разом, что все произошедшие события были запланированы заранее и итог их был предопределен. 

Постепенно события романов всё дальше и дальше отдалялись от начальной точки, появлялось всё больше и больше факторов, учесть которые заранее было невозможно. Поэтому фантаст пошел на неожиданный шаг – он ввел Второе Основание, в котором сконцентрировал психически одаренных людей, работающих над совершенствованием науки Психоистории. Второе Основание было прямым продолжателем идеи Сэлдона, однако оно, в отличие от Первого, не слепо следовало прогнозам математика, а сознательно редактировало его науку и видоизменяло её по мере своего развития. Второе Основание дает четкое определение термину психоистория:

Психоистория есть более обширный, чем история, взгляд наблюдателя на взаимодействие деяний людей, их духовного(ментального) пути и сознания, с окружающей их естественной и ментальной (духовной) средой. Обязана обладать большей степенью познавания развития цивилизаций, чем какая-либо иная дисциплина. Суть существования психоистории в предсказании вероятных будущих направлений развития сообществ и воздействия на них в ключевых точках, для помощи в выборе правильного пути дальнейшего развития.

Впрочем, Второе Основание, несмотря на кажущееся всемогущество, было лишь фиксатором, не позволявшим Первому Основанию отклониться от заветов Сэлдона. 

Идеи Айзека Азимова не на шутку зацепили всю мировую общественность, они стали прообразом реально существующих научных концепций, а также породили целую серию книг, написанных на основе концепции Психоистории. Возникли многочисленные споры относительно содержания романов Азимова — далеко не все люди соглашались с идеями фантаста, уповая на их поверхностность и необъективность. В итоге, это вынудило автора самому высказаться о своем произведении: 

 

Я хотел бы рассмотреть по существу психоисторию, как выдуманную мною науку. Это было, в некотором смысле, борьбой между свободой воли и детерминизмом. С другой стороны, я хотел бы сделать историю, аналогичную «Упадку и падению Римской империи», но в гораздо большем масштабе, целой галактики. Чтобы сделать это, я взял ауру Римской империи и преувеличенно её описал. Социальная система очень напоминает римскую имперскую систему, но это для меня было просто скелетом. Мне казалось, что если бы мы создали галактическую империю, в ней было бы так много людей – квинтиллионы, или больше – что, возможно, вы могли бы точно предсказать, как поведёт себя общество, даже если бы не могли предсказать, как будут вести себя люди, из которых оно состоит. Так, на основе шаблона Римской империи, я изобрёл науку психоисторию. На протяжении всего цикла мы будем наблюдать противоборство силы личного желания и той мертвой руки общей неизбежности.

После прочтения произведения Азимова многие задумались, а возможно ли вообще прогнозирование на долгосрочный период, ведь прогресс в наше время не стоит на месте, да и человек непрерывно эволюционирует. В связи с развитием технологий, у людей появляется всё больше возможностей по собственноручному изменению своего организма, поэтому этот процесс многократно ускоряется. По данному вопросу, Айзек Азимов придерживался позиции, что люди не меняются относительно времени. Однако так ли это? На протяжении всей человеческой истории каждое новое поколение людей вносит свои коррективы в нравственно-этическую оценку происходящего в обществе. Проще говоря, нравы в обществе изменяются с каждым поколением.  К примеру, сегодня многие девушки спокойно ходят по улице с распущенными волосами и это считается нормальным явлением. Однако, всего несколько столетий назад подобное считалось признаком нечистоплотности и девушки стыдились выходить так в свет. По этому поводу в истории даже сформировалось отдельное правило, именуемое принципом историзма, гласящее, что по отношению к прошлому нельзя применять современное мироощущение. Точно такое же правило применимо и к будущему. Поэтому, в силу того, что мы не обладаем знаниями о будущем, изменения нравов предугадать невозможно, а потому точные предсказания будущего невозможны. С другой стороны, модель отношений между людьми, несмотря на внешние нравственные изменения, осталось точно такой же, какой она была во времена Древнего Рима: люди всё также торгуют, воюют, влюбляются, образуют семьи ну, и, конечно же, плетут интриги. Сегодня мы ненароком можем заметить тенденции развития общества, свойственные Древнему Риму, или найти отражение современных событий в прошлом. Данный вопрос является сугубо дискуссионным и четкий и однозначный ответ, на мой взгляд, на него дать невозможно, всегда будут появляться какие-либо оговорки. Что же касательно прогресса: эволюция процесс непомерно долгий, а потому даже самые долгосрочные прогнозы не смогут застать качественно другого человека. На счет же редактирования своего организма: люди могут до неузнаваемости изменить свое тело, но наше сознание не подвластно никаким хирургическим изменениям. Поэтому говорить о таких изменениях человека не приходится, слишком уж эти процессы зыбки и медлительны.

Айзек во многом предвосхитил вектор развития общественной мысли, однако его произведения имели множество оговорок, не позволяющих нам дословно проецировать его мысли на объективную реальность. Впрочем, как литературный мир, живущий по своим внутренним законам, вселенная Основания является примером для подражания. Свойственное Азимову чувство внутренней логики происходящего, здесь разыгралось в полной мере: мир лишь единожды глобально подстраивается под потребности писателя, да и изменение это хорошо объяснено автором. По мере написания цикла романов Азимов уходил всё дальше и дальше от психоистории, постепенно наука Сэлдона становится не концепцией, которую описывает роман, а спусковым крючком, толкающим события в нужную писателю сторону. На её место пришли метафизические рассуждения писателя, и тон произведения несколько изменился. Может быть поэтому, а может быть, потому что автор просто не хотел ставить точку в своей эпопее план Сэлдона в романах так и не был завершен. Фантаст самоустранился от завершения этой эпопеи, уйдя в написание предыстории появления Основания, оставляя читателю обширное поле для размышлений.

Как и всегда, писатель обозначил направление развития общественной и научной мысли, однако его концепция, так как её видел автор, и общество, выстроенное на основании этой концепции, не осуществимы в реальности. Идеи же писателя и его выводы, сделанные автором вполне осязаемы и имеют твердое основание под собой. Многие идеи синергетики, перспективного ныне направления научной мысли, нашли свои отражения в этих книгах. Говорить об исторических изысканиях, вдохновленных этим циклом произведений, и вовсе не приходится: десятки научных работ, множество книг и целое направление в истории, именуемое клиодинамикой, появились на свет, благодаря творчеству Азимова.

Философская критика

Предупреждаем, эта часть статьи может оказаться сложной для неподготовленного читателя. Но, давайте вернемся к аксиомам психоистории, которые сформулировал Азимов. 

Аксиома первая (Наблюдаемая человеческая масса должна быть достаточно велика) — это попытка писателя-фантаста указать на статистический характер психоистории как математической теории. Азимов формулирует один из основополагающих принципов построения будущей теории. В его произведениях за основу взят аппарат теории дифференциальных уравнений. Однако, изложенная теория этногенеза (происхождение народа, нации) имеет скрытый статистический характер.

Но более интересна аксиома вторая (Объекты анализа не должны знать о результатах прогноза и, вообще, о том что их анализируют). В ней сформулирован принцип, который должен разрешать противостояние логики и свободы (об этом подробнее чуть ниже). Это оправдание права психоистории на существование как теории, управляющей обществом и дающей свободу людям изменять то общество, в котором они живут, и которое их уже не устраивает. Но именно для этого Селдон и создал психоисторию.

Аксиома третья (Люди — единственные разумные существа), напротив, не оправдание права психоистории на существование, а указание причины, которая этому может помешать (читайте роман и его продолжения).

По поводу третьей аксиомы можно сделать следующие замечания, которые показывают, что, по сути дела, утверждение аксиомы в той или иной мере стало предметом специальных научных исследований.

В 80-е годы космологи и философы (интересы которых обращены к космологии или проблеме внеземных цивилизаций) стали бурно обсуждать идеи, связанные с антропологическим принципом. Данный принцип говорил о привилегированном месте, занимаемом во Вселенной антропоморфной формой разума, к которой принадлежит человек. Другими словами, Вселенная развивается таким образом, что в ней возникает необходимость появления человеческого разума; наша Вселенная отдает предпочтение антропоморфному разуму. Необходимо отметить, что говоря о неантропоморфных цивилизациях, имеют в виду, конечно, не внешний облик, а основные принципы организации соответствующего “общества".

Насколько основательно утверждение, сделанное выше? Прежде всего, следует обратить внимание на то, что антропологический принцип носит статус общенаучного, ибо увязывает воедино "... глобальные свойства Вселенной ... с комплексом условий, в которых оказывается возможным возникновение жизни, разума ...". Таким образом, антропологический принцип заслуживает самого глубокого философского осмысления. Во-вторых, отдавая предпочтение социальной форме движения материи, отвечающей антропоморфному разуму, для нашей Вселенной, антропологический принцип предоставляет ей возможность качественного развития и отнимает такую перспективу у асоциальной формы движения материи, связанной с неатропоморфным разумом. За последней сохраняется, впрочем, такое право качественного роста, но уже в иных Вселенных (чем подтверждается ее прогрессивность). Термин "асоциальная" использован выше для того, чтобы подчеркнуть, что нам неизвестны законы "общественного" развития неантропоморфного разума.

Люди — единственные разумные существа?

Как видим, утверждение аксиомы три "об исключительности человеческого разума во Вселенной" не может быть реализовано в полной мере. Этому мешают принципы диалектики. Но в таком случае нет гарантий, что психоистория способна давать совершенно точные предсказания будущего галактической цивилизации. Нечто подобное предвидел и Азимов. Во всяком случае, последние слова романа "Академия и Земля" демонстрируют невыполнимость третьей аксиомы.

А теперь, подробнее про противостояние логики и свободы. Тут правомерен вопрос: не слишком ли много берет на себя математика? Ведь в глубине души даже лояльный к математике представитель общественных наук уверен, что законы развития социальных систем слишком сложны и не могут быть сведены к формулам. 

Социология считалась наукой, изучающей законы развития общества, действующие аналогично законам физики. Социальная практика, особенно в плане изменения социальных систем, была, таким образом, задушена неизбежностью. Общество считалось управляемым рациональными законами, действующими с естественной необходимостью. Эта позиция прямо противоречила диалектической социальной теории, согласно которой общество иррационально именно потому, что управляется природными законами... Позитивистское отрицание метафизики, таким образом, сопровождалось отрицанием способности человека изменить существующие социальные институты в соответствии со своей рациональной волей.

Следовательно, попытка построить математическую социологию, математическую детерминистскую модель общества, означает покушение на свободу человека изменять социальное устройство общества в соответствии с его собственными желаниями. Законы логики и свобода человека, природа и свобода — старая и вечная проблема. Если читателю она интересна, то отсылаем его к полезным рассуждениям на эту тему социолога и экономиста Гэри Норта [гл. "Космология хаоса"]. Для нас достаточно заметить, что охранять свободу человека совсем не означает, что не стоит и пытаться строить математические модели общества с целью предсказания его будущего. Забота о свободе может заключаться и в том, чтобы оградить человека от знания о предсказанном этой моделью его будущего.

Документальный фильм

К сожалению, русского перевода ещё нет. В ролике рассматриваются методы предсказания будущего, насколько они правдоподобны и какие сложности могут возникнуть. Делается упор на концепт психоистории Айзека Азимова.

Наука клиодинамика

«Недонауки» – это эпитет, который физики, математики, а в последнее время и биологи, используют, когда говорят о психологии, социологии, экономике и истории. В этих науках нет достоверных доказательств. Отсутствует эмпирическая строгость. Никому из ученых, представителей этих наук, даже в голову не приходит ставить верность или неверность своих воззрений в зависимость от прогнозов, сделанных на основе их гипотез и теорий. В результате мы сталкиваемся с уникальной ситуацией, когда Нобелевские премии по экономике были присуждены людям, чьи теории, воплощенные в жизнь, привели к целой череде кризисов. Представители естественных наук и математики часто говорят, что в социологию, экономику идут безответственные люди, главным занятием которых является либо ублажение своего эго, либо удовлетворение нужд власть имущих в научном оправдании их зачастую бессмысленных и ошибочных решений.

Одним из людей, который решил покончить со сложившейся ситуацией, стал математический эколог из университета Коннектикута Питер Турчин. Вместе с отцом, известным биофизиком он покинул Советский Союз в 20-летнем возрасте еще в 1977 году. С тех пор Питер сделал блестящую карьеру в сфере биофизики и математической экологии в Соединенных Штатах. В последние годы он углубленно занимается историей. В отличие от обычных историков, которые в лучшем случае пытаются добросовестно описать те или иные разрозненные источники, которые они принимают за факты, Турчин занят другим делом. В свое время он прочитал знаменитый цикл «Основание» Айзека Азимова. Весь цикл построен вокруг фигуры Гэри Селдона, математика, который смог разработать математический аппарат, отражающий исторические изменения и позволяющий прогнозировать их. Эта мысль произвела большое впечатление на Турчина и побудила его последние 10 лет сосредоточиться на создании новой молодой науки – клиодинамики. Клио,  по-гречески это –  муза истории. Фактически клиодинамика в понимании Турчина – это количественное изучение исторических закономерностей. По сути, речь идет о психоистории. Как говорит Турчин, он дал новое название по той причине, что в Америке достаточно популярна книга «Психоистория», вышедшая в 90-е годы,  и написанная известным психологом Л. Демозом. В книге те или иные исторические события трактуются с фрейдистских позиций. Поэтому Турчин выбрал название клиодинамика.

В ряде своих публикаций в первой половине нулевых годов Турчин произвел большое впечатление тем, что сделал ряд выводов на основе количественного анализа истории, которые буквально через год-два были подтверждены традиционными историками на основе тщательного анализа первичных источников и материалов археологических исследований. В июле 2012 г. Питер Турчин опубликовал нашумевшую статью «Динамика политической нестабильности в США в 1780-2010 годах».

Используя методы статистического анализа, Турчин установил, что в Соединенных Штатах имеют место циклические взаимодействия демографии, экономики и политики. Эти циклические взаимодействия порождают волны политической нестабильности, выражающиеся в обострении политической конкуренции, проявлении различного рода насильственных действий, как в сфере традиционного насилия, так и в сфере насилия над сознанием, т.е. в  информационной сфере.  Согласно выводам работы очередным пиком политической нестабильности в Соединенных Штатах будет примерно 2020 год.  При этом Турчин не устает подчеркивать, что история – это не маятник, в ней нет прогнозов с точностью до дня. Как правило, закономерности проявляются в каждой стране со своим интервалом допуска. Для Соединенных Штатов он составляет  примерно + – 4 года.

В  другой своей работе, написанной в  2008 года, Турчин писал: «Что привело к развалу Римской Империи? На сегодняшний день имеется более 200 объяснений. Причем, нет никакого консенсуса, какие из них правдоподобны, а какие должны быть отклонены. Фактически история пребывает в ситуации, когда, например, в астрономии одновременно существовали бы одни ученые, которые считают, что Земля стоит на трех слонах, а другие – на ките, плавающем в океане. С ними одновременно процветала бы группа, полагающая, что Солнце вращается вокруг Земли. Также были бы и те, кто считает, что Земля вращается вокруг Солнца. Причем, все три группы участвуют в конференциях, дискутируют между собой на отвлеченные темы и получают правительственные и коммерческие гранты. Мы решили, что такое положение нетерпимо, собрали все имеющиеся в исторических источниках данные и постарались обработать их, построив относительно несложную модель».

Такая модель была построена Питером Турчиным вместе с его российскими коллегами Сергеем Нефедовым и Андреем Коротаевым. Она позволила найти устойчивые эмпирические закономерности в показателях социальной нестабильности имперских образований, базирующихся на сельском хозяйстве и торговле. Оказалось, что эти закономерности работают не только в случае Римской империи, но и других империях того времени.

Турчин особо подчеркивает  что «клиодинамика не дает абсолютно точных прогнозов по конкретным срокам. Точный календарный прогноз является невозможным как из-за сложности прогнозируемых систем и наличия у них свободной воли, так и вследствие феномена самосбывающихся пророчеств. Т.е. если получен негативный прогноз и в него всерьез поверили те, кто принимает решения, то они могут смягчить негативные последствия, отдалить их. Хотя вероятно полностью повернуть историю в другом направлении не представляется возможным. Клиодинамика или психоистория дает достаточно точные прогнозы относительно направленности, примерных сроков и последствий тех или иных решений. В этом ее ценность.

Ещё видео с Петром Турчиным

В настоящее время в Соединенных Штатах работает около 300 научных коллективов, занятых психоисторией или клиометрией, хотя многие из них в силу разного рода причин называют свои исследования социально-политическим прогнозированием, количественной социодинамикой и т.п. Но суть от этого не меняется. Речь идет именно о психоисторическом подходе.

Одновременно на средства DARPA осуществляется проект GDELT . Суть проекта состоит в оцифровке всех исторических событий и процессов, разбитых на 300 категорий. В настоящее время проект охватывает четверть миллиарда событий и процессов и обновляется в режиме реального времени 24 часа в сутки. Данные включают период с 1979 года. Во главе проекта стоит Калев Литару из Джорджтаунского университета. Интересно, что базы данных проекта выложены в открытый доступ.

Серьезные, можно сказать, прорывные разработки по психоистории и клиодинамике имеются и в России, в частности, в Институте прикладной математики им. Келдыша, а также в междисциплинарных коллективах во главе с Г. Малинецким, А. Гриневым, А. Коротаевым и других. Однако, как и с многими другими разработками, поддержки со стороны государства или крупных компаний, подобно своим американским и европейским коллегам, наши исследователи пока не получают.

Фильм BBC о предсказаниях будущего

Ну и напоследок, для тех кому мало, нашли фильм BBC по схожей теме.

Весь мир вокруг нас пронизан тайным кодом. Этот код поможет прочитать законы, управляющие вселенной. Профессора Маркуса Дю Сотой как математика притягивают числа и закономерности вокруг нас. Числа и закономерности встречаются везде, от рыб до кругов, от древнего прошлого до далекого будущего. Вместе они составляют код жизни. Абстрактный мир чисел, дающий нам самое точное описание жизни на планете.

Используемые источники: univer.omsk.su, stopgame.ru, hrazvedka.ru, wikipedia.org, proza.ru



Понравилась статья? Покажи её друзьям: