Цитаты из романа «Стальные пещеры»
Стальные пещеры
The Caves of Steel
Действие романа происходит на Земле, колыбели человечества, которая страдает от перенаселения. Люди на планете вынуждены всю свою жизнь проводить в гигантских городах-муравейниках, не видя солнечного света, в то время как космониты, потомки Землян, заселившие другие планеты, наслаждаются всеми прелестями бытия. Космониты значительно превосходят Землян в своей экономической и военной мощи. И тут на Земле произошло убийство мирного представителя космонитов, и это событие может обернуться грандиозным межпланетным скандалом, что грозит страшными последствиями. Расследовать убийство отправлен сотрудник нью-йоркской полиции Элайдж Бейли, а со стороны космонитов ему дают необычного сыщика по имени Р. Дэниел Оливо.
Год: 1954

Смотрите также:

Все цитаты Айзека Азимова

Все цитаты из романа «Стальные пещеры»



Люди иногда принимают свои недостатки за недостатки общества и хотят переделать Города, потому что не знают, как исправить самих себя.



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

– Это имя придавало ей косвенное чувство порочности и как бы вознаграждало ту добропорядочную жизнь, которую она всегда вела. – Зачем законопослушной женщине чувствовать себя блудницей? Бейли едва сдержал улыбку. – Женщины есть женщины, Дэниел.

«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Возможно, разделение на людей и роботов не столь существенно. Важнее, обладает объект разумом или нет.



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Как там говорится в старой пословице? В гостях хорошо, а в родной столовой лучше.



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

– Вы уверены? – машинально спросил он и, еще не успев договорить до конца, понял неуместность своего вопроса: никто не спрашивает компьютер, уверен ли он в своем ответе, даже если этот компьютер с руками и ногами.



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

В разговоре с Миннимом он сравнил Город с материнским чревом – так оно и есть. А что первым делом должен сделать человек, чтобы стать человеком? Он должен родиться. Выйти из чрева. И выйдя из него, он уже не в силах вернуться. Бейли покинул Город и не может вернуться назад. Город ему больше не принадлежит. Стальные Пещеры стали чужими. Этого не избежать. Так будет и с другими – и Земля, выйдя в пространство, родится заново.

«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Без игры человеческих взаимоотношений жизнь лишается своего главного смысла; духовные ценности обесцениваются, и жить, в общем, становится незачем.



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Остановить развитие человечества невозможно, Лайдж. Нужно быть оптимистом и верить в старый добрый человеческий разум. Наш главный резерв – изобретательность, а ее запасы не иссякнут никогда.



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

– У человеческой расы, мистер Бейли, сильно развит комплекс Франкенштейна. – Какой комплекс? – Это известный термин, взятый из древнего романа, описывающего робота, который набросился на своего создателя.



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Люди, полжизни проработавшие не покладая рук и в результате деклассификации столкнувшиеся с перспективой прожить остаток жизни на полуголодном пайке, не могли хладнокровно рассуждать о том, что в этом не было вины конкретных роботов. Конкретного робота, по крайней мере, можно было ударить. Ведь нельзя же было пнуть то, что называлось «правительственной политикой», или ударить какой-нибудь лозунг типа «Повысим производительность за счет труда роботов!» Правительство определяло сложившуюся ситуацию как усиливающиеся муки нарождения нового. Оно печально качало своей коллективной головой и уверяло население, что после неизбежного переходного периода для всех наступит новая, лучшая жизнь.

«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

– Мне всегда казалось, что вся эта падающая па город вода тратится впустую, – заметил он. – Ее следовало бы собирать в резервуары. – Вы неисправимый модернист, Лайдж! – воскликнул комиссар, – И в этом ваша беда. В среднюю эпоху люди жили под открытым небом. И не только в сельской местности, но и в городах. Даже в Нью-Йорке. Когда шел дождь, они не думали о нем как о пустой растрате. Они радовались ему. Они были ближе к природе. Это лучше, здоровее. Все проблемы современного человека коренятся в том, что он в разводе с природой. Займитесь как-нибудь на досуге угольным веком. В свое время Бейли читал об этом. Он слышал, как многие выражали недовольство изобретением атомного реактора. Он и сам сетовал на это, когда уставал или когда что-то не ладилось. Человек всегда чем-то недоволен. В угольном веке люди ворчали по поводу изобретения парового двигателя. В одной из пьес Шекспира герой возмущался тем, что кто-то изобрел порох. А через тысячу лет найдутся такие, что будут недовольны изобретением позитронного мозга. Пошло оно все к черту!

«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Робот не может причинить вреда человеку, если только он не докажет, что в конечном счёте это будет полезно для всего человечества.

«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

— Мне просто любопытно, Дэниел. Вы умеете улыбаться? — сказал он шепотом. Р. Дэниел улыбнулся. Это была странная улыбка: его губы быстро растянулись в стороны и вверх, образовав на щеках две складки. Улыбался, однако, только рот. Улыбка не тронула большую часть лица робота. Бейли покачал головой. — Спасибо, Р. Дэниел. Лучше не улыбайся”

«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Нельзя построить робота, который мог хотя бы сравниться с человеком в том, что нам дороже всего. Мы не можем наделить робота чувством прекрасного, сознанием эстетических и религиозных ценностей. Его позитронный мозг не в силах ни на йоту оторваться от совершенного практицизма. Мы не можем сделать такого робота, черт его побери, не можем! И не сможем до тех пор, пока сами до конца не разберемся, отчего тикает наш собственный мозг. Пока существуют непонятные для науки явления. Что такое красота, любовь, доброта, искусство, наконец? Мы вечно топчемся на грани неизведанного и пытаемся понять то, что недоступно пониманию. Именно это и делает нас людьми!



«Стальные пещеры» — Айзек Азимов

Чем бы ни было это создание, оно сильное и верное, свободное от всякого эгоизма. Чего еще требовать от друга? А Бейли сейчас нужен преданный друг, и ему абсолютно все равно, что вместо сердца у этого друга какой-то механизм.

«Стальные пещеры» — Айзек Азимов